Коломенский кремль. Прогулка 7. Брусенский монастырь

Коломенский Брусенский монастырь в честь Успения Божией Матери в 2012 году отметил свое 460летие. Точная дата основания монастыря – число и месяц – неизвестна. Принято считать, что Иван Грозный, в очередной раз пытаясь взять Казань (первые два похода 1548 и 1549 годов оказались неудачными), летом 1552 года собрал войска здесь, в Коломне, помолился перед нашей чудотворной Донской иконой Божией Матери, хранившейся в Успенском кафедральном соборе http://vittasim.livejournal.com/16521.html, и пошёл на татарское ханство. Поход оказался успешным, 2 октября Казань была взята, и в честь этого события Иван Грозный заложил в Коломне монастырь.





Схема кремля и маршрут 7й прогулки (включая все предыдущие)

Название «Брусенский», как считает историк XIX века Н.Д. Иванчин-Писарев, происходит от слова «брусенный», т.е. деревянный брус. Изначала большинство строений монастыря: кельи, ограда и даже церкви (кроме храма Успения) – были из деревянного бруса, как тогда говорили, «брусенные».



По преданию, первоначально Брусенский монастырь был мужским. На это указывает и найденный в 80-х гг. XIX в. надгробный камень с надписью "лета 7062 (1554) месяца марта положена дска на могиле схимника Антония на Тимофееве сыне Арсениеве", и случаи нахождения в ограде монастыря "не вполне истлевших тел с признаками на них облачений священно - церковно-служительских и мантий монахов". Помимо этого, до наших дней дошло предание, что первыми насельниками монастыря были участники Казанского похода.



. В самом раннем описании монастыря, составленном в 1577 – 1578 гг. царскими писцами Данилой Житовым и Фёдором Камыниным, сказано: «Внутри города у Пречистыя у брусеные в монастыре церковь Успение Святей Богородицы камена. На монастырь всходя ворота святые, около монастыря замет, а на монастыре трапеза камена почата делать, а не совершена, да под нею хлебня да поварня, да против трапезы две кельи игуменских, да четырнадцать келий, а в них тринадцать старцов». Упоминается и старый игумен Корнилий, возможно, первый настоятель монастыря. Тогда в монастыре, кроме каменного Успенского собора
(о церкви Успения Пресвятой Богородицы будет отдельный разговор), были настоятельские и братские кельи, деревянная ограда и строящаяся каменная трапезная.



Богата была и ризница и  библиотека – свыше полусотни книг на пергамене и бумаге. Книги были не только богослужебные, но и предназначенные для благочестивого чтения. Среди многочисленных книг упомянута «большая новгородская» следованная Псалтирь.




Как повествует предание, вскоре после явления чудотворного образа Божией Матери в Казани, с него был сделан для Коломны один из первых списков, и Брусенский монастырь стал обладателем великой святыни – Казанского образа Божией Матери, по преданию, также чудотворного. Забегая вперед. скажу, что главная святыня Брусенского монастыря – образ Казанской Божией Матери, был утрачен в годы гонений на Церковь. Но в ноябре 2003 года коломенский историк, профессор А.Б. Мазуров обнаружил в одном из петербургских архивов копию иконы Казанской Божией Матери из Брусенского монастыря, выполненную масляными красками на картоне. Были сделаны фотографии, и местный иконописец воссоздал давно утраченный образ Божией Матери.



Во времена Смуты, на рубеже XVI – XVII веков, Брусенский монастырь также переживал нелегкие времена. Он совсем пришёл в упадок. Устные предания утверждали, что брусенские монахи присоединились к первому ополчению. Другие предания напротив, говорили, что братия осталась в Коломне и кто-то из монахов был убит интервентами, кто-то бежал в другие обители.


Геннадий Савинов. Коломна. Брусенский монастырь

В начале XVII века, когда Смута миновала, Брусенский монастырь возобновляется уже как особножительный девичий. – единственным в Коломне и самым большим во всём Коломенском уезде, включавшем тогда такие города, как Егорьевск и Бронницы. Он стоял на государевой дороге, рядом находился почтовый ям, а среди монахинь встречались представители очень знатных семей, поэтому монастырь процветал. Возможно, заезжала сюда и семья Достоевских по пути в Даровое, так как в этой обители нашла приют родная сестра кормилицы Фёдора Михайловича.



Однако в 1698 году по всему городу и монастырю прошел опустошительный пожар. В пламени погибли не только кельи, но и четыре деревянные церкви, и только Успенский шатер остался не тронутым огнём.



По описи 1701 года, составленной стольником И.В. Кикиным, состояние Брусенского монастыря было вполне благополучным. Настоятельницей монастыря была игуменья Агафья, насельницами - 25 монахинь и 3 белицы. Как в основном храме Успения, так и в приделе Иоанна Златоуста были богато украшенные образа, богатая ризница, церковная утварь – всё, как и до пожара. Эта опись была проведена по указу Петра I. Его крупные реформаторские замыслы коснулись и монастырской жизни. Царским указом было велено игуменье и монахиням (их насчитывалось 25) строго-настрого жить «неисходно» в своём монастыре и никого из других обителей не принимать. За территорию монастыря можно было отлучаться лишь «по великой нужде» на 2 – 3 часа с письмом и печатью игуменьи. Мирских людей в монастырь пускали лишь на время служб.



А в 1725 году монастырь ожидало новое испытание. В связи с упразднением Коломенской епархии определением Священного Синода Успенский Брусенский монастырь должен быть приписан к Успенскому Тульскому женскому монастырю. Игуменья с несколькими монахинями была переведена в Тулу. Жители Коломны и оставшиеся в монастыре монахини обратились в Священный Синод с прошением возвратить из Тулы к ним в монастырь игуменью и монахинь, «и тому монастырю быть по-прежнему», ссылаясь на то, что «монастырь стоит на столбовой дороге и посещается едущими по той дороге знатными персонами, которые в монастыре молебствуют и монахиням на пищу подают». Священный Синод 18 марта определил: «Исполнить просьбу жителей Коломны, взяв с них обязательство продовольствовать монастырь, если он, кроме монастырских доходов, будет в чём нуждаться».



Летом 1761 года епископом Коломенским и Каширским Порфирием Брусенскому монастырю выдана храмоздательная грамота на сооружение храма в честь Казанской иконы Божией Матери. Придел в честь прославленной иконы располагался с запада, над трапезой Успенской церкви, на втором этаже.



В 1763 году по высочайшему повелению прапорщиком А. Барановым была составлена опись Брусенского монастыря, его имущества и владений. По описи, состояние построек монастыря было неприглядным. К 1763 году в Брусенском монастыре имелась небольшая настоятельская келья в одну комнату (8 х 4 аршин), каменная, 26 деревянных келий, построенных монашествующими на свои средства. Из них «16 очень ветхих и к жительству монашествующих весьма не способны, на место которых надлежит вновь построить», – отметил А. Баранов. Находился на территории и ветхий сарай, где хранились монастырские дрова. По принятой классификации монастырей Брусенский необщежительный женский монастырь был отнесён к третьему – низшему, разряду.



В 1790-х гг. сооружается трёхъярусная колокольня над Святыми вратами, на которой в начале XIX века водрузили большие колокола, пожертвованные купцами Кисловыми.



В 1818 г. игуменьей Брусенского монастыря были куплены Ивановские ворота Коломенского кремля "во многих местах разседшиеся" на слом с целью использования их кирпича на "ограду монастыря, которые кроме передней стены были деревянные". Но сломаны они были только в 20-х гг. XIX в.





 Из кирпича и бута разобранных Ивановских ворот и прилегающей кремлёвской стены была построена кирпичная монастырская ограда в стиле псевдоготики и ампира с четырьмя башнями и двумя воротами. В кладке стены сохранились фрагменты ограды 1725 года.






Центральные ворота с белокаменным ступенчатым аттиком, увенчанным фрагментом белокаменной каннелированной колонны






Симметрично к ним располагаются и ворота в северо-восточной части ограды, которые в настоящее время закрыты. Вероятно, и те и другие до закрытия обители после событий 1917 года действовали наряду со Святыми воротами, которые размещались в центральной части восточной ограды, под колокольней, и были выстроены одновременно с ней, в конце XVIII века, а при последующей перестройке ограды, в 1820-е гг., были оставлены без изменения, поскольку являлись частью надвратной колокольни.




Особенно выразительны стройные, высокие, круглые, кирпичные в три яруса башни, увенчанные каменными шпилями, украшенные белокаменными стрельчатыми арками, медальонами и звёздами, причём ни одна башня в точности не повторяет другую.













В 1822 году священноначалием по согласованию с гражданскими властями было предписано Брусенскому монастырю взять под опеку сопредельную кремлёвскую стену с Маринкиной и Грановитой башнями.
















Некоторое время спустя в Грановитой башне кремля монастырь устроил часовню с редким деревянным скульптурным изображением св. Параскевы Пятницы. О стенах и башнях будет отдельный рассказ.






Духовное и материальное процветание Брусенской обители приходится на период настоятельства игуменьи Олимпиады (1848 – 1873 гг.). По ее инциативе возводятся три больших каменных корпуса и хозяйственные постройки.










В 1848 г. на крепостном валу XIV - XV вв. был поставлен западный келейный корпус, отличавшийся от северного более простой отделкой.






В 1850 - 1852 гг. в стиле позднего классицизма строится двухэтажный, с мезонином, дом настоятельницы с монастырской трапезной. Парадный верхний этаж этого дома отапливался тёплым воздухом, поступавшим снизу в декоративные печи - обогреватели. Здесь находились личные покои игуменьи, комнаты обслуживающих её келейниц и два больших зала для торжественных приёмов, а так же – каретный сарай.






На строительство щедро жертвовали купцы Филипп Тупицын, Егор Петров, Фёдор Ротин, Яков Ермаков и многие другие благотворители. Венцом созидательных трудов игуменьи-строительницы явился Крестовоздвиженский собор. Крестовоздвиженский собор (храм Воздвижения Креста Господня) с двумя приделами (Казанской Божией Матери и Св. Иоанна Златоуста) был построен в 1852 - 1855 гг. по проекту А. С. Кутепова с переработкой фасадов В. Е. Морганом (церковь освящена владыкой Евгением 13 сентября 1858 г.).





Квадратное в плане здание служит образцом художественной эклектики, основанной на синтезе приёмов классицизма и ложно - русского стиля. Храм завершался пятью шатровыми главами: четырьмя глухими и центральным световым.



Фасады разделены на прясла с помощью парных полуколонн, трактованных в духе XVII века; основным мотивом убранства служат наличники, имитирующие формы московского барокко.



Декоративность архитектуры усилена цветовым контрастом краснокирпичных стен с многочисленными белокаменными деталями. В западном притворе наверху помещались хоры. Внутри собор был покрыт настенной живописью; стояли в ряд три иконостаса.



Величественный алый собор с пятью шатровыми главами, облицованный белокаменной резьбой, стал украшением не только монастыря – весь старый кремль стал наряднее. На внутреннюю отделку собора пожертвовал 30 тыс. рублей знаменитый меценат Московской губернии Яков Яковлевич Ермаков, дочь которого Феодосия (в постриге Феофания) находилась в монастыре. Яков Яковлевич Ермаков в молодости был крепостным графов Шереметьевых, откупился за 50000рублей.



Уже в наши дни в Крестовоздвиженском соборе была обнаружена вмурованная в пол чугунная могильная плита с надписью, что на месте сем в 1730 году похоронена Марфа Гурьевна Сунгурова, дому Александра Львовича Нарышкина мама. Последний – родной дядя Петра I, имевший в Туле сталелитейные заводы. Вероятно, что эта плита, весом в 300 килограмм, была изготовлена в Туле, при этом стоила невероятных денег, надо было продать не одну деревню, чтобы позволить себе такую роскошь. Всё это доказывает, что хотя бы одна монахиня этого монастыря была царского рода.



В середине XIX века, в период расцвета монастыря при игуменье Олимпиаде, монастырь расширяет свою территорию за счёт части земель, до этого принадлежавших Коломенской почтовой конторе. Эта земля находилась к северу от монастырской ограды и примыкала к пряслу кремлёвской стены и Маринкиной башне.








Монастырь устроил на этой территории фруктовый сад, который был обнесён декоративной оградой, идущей от Маринкиной башни до северной монастырской стены. Ограда была увенчана башенкой и имела проездные ворота. К концу XIX века, вероятнее всего, по причине разрушения прясла крепостной стены, сад более не возделывался и вскоре перестал существовать.










В настоящее время от ограды монастырского сада осталось прясло северной стены и башенка, территория бывшего сада монастырю не принадлежит.









Трудились сёстры Брусенского монастыря и за пределами монастырских стен. При Олимпиаде монастырь получил из казны 150 десятин строевого леса в Богородском уезде. Часть леса продавалась, а деньги использовались на строительные нужды. В самом лесу были построены две избы для постоянного проживания 18 монахинь. Вырыли здесь пруд и колодец, развели огороды. В 1865 году у монастыря появился двухэтажный дом в Запрудной слободе, пожертвованный Е.И. Миляевым. Там были устроены коровник и погреба, разведены огород и сад.



Но особенно ценным оказалось для насельниц пожертвованное А.М. Кривецким имение у деревни Морозовка, в семи верстах от Коломны. Устроенный здесь хутор с избытком обеспечивал обитель на весь год рожью, овсом, овощами, маслом, молоком. К началу 70-х годов XIX века Брусенский монастырь стал образцовым, с хорошо налаженной духовной и хозяйственной жизнью.


Успение Пресвятой Богородицы. Вышитая икона на хоругви из Успенского Брусенского монастыря.

. 1873 года, 5 апреля 1873 скончалась игуменья Олимпиада. Олимпиаду похоронили справа от въездных ворот против благолепной церкви. В советское время ее могила была разорена, после открытия монастыря – восстановлена.



В 1891 г. городской голова Егорьевска Никифор Михайлович Бардыгин (ум. 1901) подарил Брусенскому монастырю усадебную землю со всеми на ней строениями, состоящую в одном квартале на Брусенской улице (ныне Лажечникова). В монастыре жили его сестры, схимонахини Фелицата и Поликсения.



В 1900 году в Брусенском монастыре проживали игуменья, казначея, эконом, 18 штатных, 16 сверхштатных монахинь и 187 послушниц, живущих по паспорту. На средства прихожан монастырь содержал церковно-приходскую школу, в которой в 1901 году обучался 21 человек, в 1909-ом – 56, в 1916 году – 87. Школа помещалась в отдельном здании. Заведовал церковно-приходской школой о. Василий Парусников, который и был последним монастырским священником.



Интересное описание монастыря встречается в полевом дневнике московских археологов Г. Синюхаева и М. Ратманова: «Монастырь немаленький: насчитывает более двухсот монахинь и представляет собой целый отдельный городок. Кельи, небольшие, по большей части деревянные, окружены палисадником, а частенько и садиком; всё это напоминает какое-нибудь петербургское дачное местечко и с той лишь разницей, что содержится в идеальной чистоте» («Археологический дневник 1903 г.). По некоторым сведениям, в это время в обители проживали 28 монахинь и 222 послушницы.



В лучшие времена в монастыре проживало до 200 сестёр и 400 послушниц. Жили они в двух-и трёхэтажных деревянных келейных корпусах. Монахини содержали приют для девочек, при котором была золотошвейная мастерская. К 300-летию династии Романовых вышитая монастырскими мастерицами подушка была отмечена на выставке подарков царской семье.


Икона «Покров божией Матери» из ризницы Брусенского монастыря.

Еще до закрытия монастыря кельи его были обращены в общежитие для рабочих управления уездной и городской милиции. Монахини в 1919 г. написали жалобу в исполком на незаконные действия местных властей. Уже на следующий день 5 монахинь, подписавших жалобу, были отправлены в коломенскую тюрьму. В 1923 г. писатель Борис Пильняк записал в дневнике: «..я заезжал в наш девичий монастырь, где теперь советские квартиры, и там, в келии Евгении "нажаривали на мандолине"...»


Сестры Брусенской обители. Фото начала XX века.

Почти сразу после переворота 1917 года новые власти конфисковали монастырское хозяйство, инвентарь и средства.. Летом 1919 года коломенским советом было принято решение об "уплотнении" монастыря и вселении в него ... горотдела милиции. 16 июня в обитель явилась комиссия, чтобы сделать опись монастыря. Среди монахинь поднялось возмущение, со звонницы раздался набатный звон. Собралась тысячная толпа коломенцев, но никто из толпы не решился выступить на защиту, слишком свежа была память о недавнем большевицком терроре, который учинили в Коломне "латышские стрелки".  Игумения Ювеналия (Минина) и еще 6 монахинь были арестованы, остальные сестры разошлись по Коломне.  В 1921 году монастырь окончательно разогнали, храмы закрыли.И всё же обитель была восстановлена, хотя и при другом приходе – в храме Воскресения Словущего. Формально, это был обычный приход, а фактически - тайная обитель, служба в которой совершалась по монастырскому уставу.



В 1929 году храм закрыли. Многие монахини были арестованы и сосланы.   В самой же обители келейные корпуса были превращены в общежития, в деревянных домиках ­кельях также поселились жильцы, хотя несколько монахинь жили в своих ветхих домиках до 1960-х годов. Большая часть насельниц монастыря осталась в Коломне, жили на квартирах, содержали себя надомной работой, работали в больнице санитарками, читали Псалтирь по усопшим, прислуживали в оставшихся храмах, пели в церковных хорах.





Оклад с иконы «Спаситель в терновом венце» из ризницы Брусенского монастыря.

В начале 1930-х годов были разрушены шатровые главки Крестовоздвиженского собора, а позднее – и старинная монастырская колокольня. В обезглавленном Крестовоздвиженском храме устроили овощехранилище, , а в Великую Отечественную войну его подвал использовался под бомбоубежище.



Узорчатые чугунные лестницы, ведшие в храм потихоньку разбирались и в 60 - 70 гг. были сломаны окончательно для удобства подъезжающих машин.



Во время земляных работ кости из монастырских погребений выбрасывались на попрание прохожим.



В мае 1931 года 23 монахини Брусенского монастыря были арестованы и осуждены сроком на 5 лет ИТЛ с заменой на высылку в Казахстан, откуда, отбыв эти сроки, опять вернулись в Коломну, поближе к родному монастырю. Но в конце 1937 – начале 1938 годов монашествующих ожидали ещё более суровые репрессии. Шесть монахинь Брусенского монастыря были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны на Бутовском полигоне. В годы гонений за Христа пострадали 28 мучениц и исповедниц Брусенского монастыря.



Пролом в стене, где находилась колокольня, сохранялся вплоть до 800 - летнего юбилея Коломны, когда его, наконец, заложили кирпичом в 1970 году Так же к юбилею были снесены почти все деревянные постройки монастыря, которые сохранялись на протяжении всей истории монастыря, постепенно обновляясь. Попали под снос и 30 деревянных домиков бывших монашеских келий. Лишь один одноэтажный деревянный дом был сохранён: художник А. В. Смирнов использовал его под мастерскую.



К середине 1980-х годов была осуществлена реставрация Успенского шатрового храма, ему возвращён вид XVI века, и в 1991 году в нём открыт филиал Коломенского краеведческого музея с выставкой «Шатровое зодчество Подмосковья». В 1989 – 1991 гг. в северном келейном корпусе был организован общественный музей художника К. Васильева, впоследствии Культурный центр «Лига».





3 октября 1997 года Священный Синод Русской Православной Церкви благословил возобновление монашеской жизни в Брусенском монастыре. Настоятельницей Брусенского монастыря была назначена монахиня Анастасия (Печёнкина). Монастырю сначала были переданы старинный Успенский храм с прилежащим к нему келейным корпусом и сильно разрушенный Крестовоздвиженский собор. Летом 2005 года начались реставрационные работы и в Крестовоздвиженском соборе.



В преддверии Дня Славянской письменности и культуры, столицей которого в 2007 году стала Коломна, в Брусенском монастыре были проведены работы по воссозданию шатрового завершения и реставрации фасадов Крестовоздвиженского собора. И, хотя все реставрационные работы ещё не закончены, собор опять стал украшением исторической части Коломны. Успенский Брусенский монастырь сегодня привлекает к себе многочисленных паломников и туристов со всех концов России.








Предыдущие прогулки по кремлю:
Прогулка 1 улица Лазарева http://vittasim.livejournal.com/99555.html
Прогулка 2 улица Лазарева (продолжение) http://vittasim.livejournal.com/99830.html
Прогулка 3 сквер Блюдечко, ул. Дмитрия Донского http://vittasim.livejournal.com/99949.html
Прогулка 4 улица Исаева http://vittasim.livejournal.com/100260.html
Прогулка 5 улица Лажечникова http://vittasim.livejournal.com/100718.html
Прогулка 6 улица Казакова http://vittasim.livejournal.com/100972.html


С.П. Орловский «Памятник шатрового зодчества – церковь Успения в Коломенском кремле»
«Угол зрения» Номер 40 (615) от 10 октября 2012 г.
А.И. Кузовкин, Е.А. Ломако Брошюра «Знакомьтесь - Коломенский кремль».  Издательский дом «Лига», Коломна, 2010.
Р. Славацкий «Успенский Брусенский женский монастырь. Страницы истории»
Протоиерей Олег Пэнэжко «Храмы и монастыри города Коломны» часть 1 Владимир 2011
http://ubdm.ru/index.php/buildings/centralnye-vorota
http://sobory.ru/article/?object=36