Успенский собор Московского Кремля



    Возникший в XV веке Успенский собор, замыкающий северную сторону кремлевской площади можно отнести к "вечным" явлениям в истории мирового зодчества.
Фланкирующий восточную сторону площади Архангельский собор изящной прорисовкой деталей, полихромией порталов будит воспоминания об итальянском зодчестве эпохи Возрождения. Противолежащий Благовещенский собор впечатляет искусной компановкой разновременных частей, сверкающим на солнце златовершием. Но с наибольшей силой тема древнерусского зодчества в архитектурной симфонии соборной площади звучит в монументальном Успенском соборе. Его белокаменные стены, завершенные закомарами, венчающее храм пятиглавие с шлемовидными куполами как бы олицетворяет мощь Московского государства в эпоху, кода религия была господствующей идеологией. Здесь хоронили митрополитов, здесь свершались важнейшие государственные акты.
    Монолитность объема здания усиливает то, что полукружия пяти алтарных обсид лишь немного выступают из плоскости восточной стены собора, и к тому же со стороны площади они прикрыты массивными импостами. Лишь с запада выступает небольшая пристройка крыльца с двойными арками и висячей гирькой.
    Теплый, чуть красноватый тон позолоты глав собора, выгодно отличался от холодного тона позолоты всех других завершений кремлевских храмов. Достигнуто это было огневым золочением, ныне неприменяемым из-за вредности паров ртути, выделяющихся при этом процессе. Гладь мощных стен собора прорезана узкими щелевидными окнами. Пластика его фасадов обогащена аркатурным поясом с колонками и перспективными порталами южного и северного входов.
    Величественное впечатление производит интерьер собора. Из шести опорных столбов, несущих своды, четыре цилиндрические - тонкие и стройные, "подобно древам", благодаря чему огромное внутреннее пространство максимально открыто. Этому впечатлению способствует и то, что роспись колонн как бы растворяется в сплошной живописи стен и сводов. Фрески, выполненные впервые после смерти Ивана III, в 1514-1515 годах, позже были переписаны по старым графьям.     Декоративное убранство интерьера дополняется монументальным иконостасом в формах XVII века (изначально существовала невысокая алтарная преграда) с рядом уникальных произведений древнерусских мастеров-изографов. Так же Корсунские ворота, привезенные в Москву из Суздаля в 1410 году отличаются высоким мастерством в обработке "жженым златом", и бронзовый шатер над сенью, отлитый в 1625 году, и ряд других произведений русского прикладного искусства.
    Нетрудно себе представить, какое ошеломляющее впечатление производила в прошлом на религиозного человека грандиозность зального интерьера собора, росписи при мерцании огня тысяч свечей...




    Некоторое время назад архитектором В.Федоровым было сделано раскрытие под современным полом собора "следов" его "предшественников": деревянной церкви, датируемой XIII векам, белокаменных частей собора 1326-1327 годов, близких по своим формам раннемосковскому зодчеству. Неоднократные пожары привели первоначально построенный собор в аварийное состояние, и в 1472-1474 годах псковичи Кривцов и Мышкин начали возводить новое здание. Судя по размерам обнаруженного под центральным нефом собора основания белокаменного столба, это было крупное сооружение в характере владимиро-суздальской архитектуры. Несмотря на тщательность притески белокаменных блоков, недостроенный собор рухнул. Существуют различные версии причин этой катастрофы. Из них наиболее вероятная (подтвержденная позже строителем нынешнего Успенского собора) - слабость, недостаточная "клеевитость" связующего раствора. Как сообщается в летописном своде 1497 года, "тояже весны бысть трус во граде Москве", то есть землетрясение.
    Для возведения нового собора Иван III решил обратиться к помощи иноземных мастеров. Посол Иван Толбухин привез из Италии архитектора Аристотеля Фиорованти, представителя болонской школы, искуснейшего инженера, строителя Большого госпиталя в Милане, автора передвижки колокольни в Болонье и ряда других сложных работ. В марте 1474 года Фиорованти прибыл в Москву вместе с сыном Андреем и учеником. Согласно Софийской летописи, итальянскому зодчему было предписано строить храм определенного типа в соответствии с древнерусскими традициями. С этой целью мастер предпринял ряд поездок на север и детально ознакомился с Успенским собором во Владимире.
    Однако Фиорованти не стал точно придерживаться заданного эталона. Он, используя основные приемы новгородского и владимиро-суздальского зодчества, творчески претворил их в своей постройке. Пятиглавие он сдвинул к востоку, членения стен между лопатками сделал с равными интервалами, в аркатурный пояс ввел оригинальные детали и таким образом, работая рука об руку с русскими мастерами, создал оригинальное произведение. О построенном соборе в 1479 году в летописи сказано: "Бысть же та церковь вельми величеством и высотою, и светлостью, и звонкостью, и пространством якова же прежде того не бывало в Руси опроче Владимирских церквей".




   Осмотрев остатки рухнувшего собора Кривцова и Мышкина, Фиорованти дал указание тараном разбить его уцелевшие части - он решил всё строить заново. Здание собора было сложено из блоков известняка, за исключением сводов, восточных столбов, барабанов глав и алтарной преграды. Они были выложены из кирпича, изготовленного по специальному рецепту Фиорованти "у'же, да продолговатей и тверже" русского кирпича. Новшеством явились и железные связи вместо закладываемых в стены деревянных.
    За пятьсот лет своего существования здание Успенского собора много раз горелою Оставили на нем свои следы и неоднократные военные действия. Уже к 1624 году выявились деформации стен и арок. Их укрепление было проведено Баженом Огурцовым и Джоном Талером, поставившими дополнительные связи в двух уровнях и переложившими подпружные арки.
    В середине XVII века для усиления освещенности внутренних помещений здания была растесана часть оконных проемов нижнего яруса. троицкий пожар 1737 года нанес урон многим кремлевским сооружениям, в том числе и Успенскому собору. Во время нашествия наполеоновских войск собор был разграблен, неприятель устроил в нем конюшню. Отрицательно сказались на конструкциях здания и на состоянии росписей дефекты духового отопления, устроенного в 1850 году и замененного новым в 1910-1915 годах.
    В течении трех последних столетий к реставрации собора привлекались лучшие зодчие своег времени: И.Мичурин, А.Кокоринов, Д.Ухтомский в XVIII веке, А.Павлинов, К.Быковский и ряд других в XIX веке. Но все эти работы велись от случая к случаю. Лишь в 1880-1883 годах была создана комиссия Архелогического общества, работа которой базировалась на научной основе. Ряд серьезных деформаций в здании выявил архитектор Н.Покрышкин. Под его руководством был проведен ряд мероприятий по их ликвидации.
    Значительный вклад в дело сохранения здания Успенского собора внесли И.Грабарь, И.Рыльский, А.Щусев, И.Машков, являющиеся членами учрежденной после революции комиссии по реставрации памятников Кремля и поздние советские реставраторы.
    Для невооруженного глаза Успенский собор не имел каких-либо изъянов, разве что потускнела живопись над порталами входов. Но уникальный памятник древне-русского зодчества страдал недугами, который могли, если не принять срочных мер, привести к серьезным последствиям.
    Деформации и искажения обнаружились, как только здание от подошвы цоколя до верхушек крестов оделось строительными лесами. Но работы начались ещё раньше с консервации подземных частей предшественников собора. Цилиндрические столбы собора в западной его части имели отклонения от вертикали на 22-28 сантиметров, средние столбы несколько меньше. Но это последнее могло иметь место и при постройке собора и не вызывало особых опасений. В западной же части собора изменили начальную кривизну крестовые своды, из вершины просели. Но это явление, как показали проведенные наблюдения, стабилизировалось, и своды не грозили обрушением. Наибольшую опасность представляло то, что металлические связи, сдерживавшие распор сводов, не работали, большая часть их была разорвана. В результате значительный участок южной стены находился в аварийном состоянии. Разорванные связи заменили металлическими тросами (почти невидимыми снизу) с регулируемыми натяжными устройствами.
    Значительное беспокойство вызвала довольно крупная трещина в кипичной кладке свода в одном из нефов. Но разборка этого свода и замена новым могла быть чревата нежелательными последствиями. Поскольку маяки не показали усиления деформации, её решили зачеканить специальным раствором.
    Вредное влияние на росписи собора оказало нарушение влажностно-тепмературного режима и образование конденсата в барабанах глав. Причиной этого являлась плохая герметизация заполнений оконных проемов. Они были (при повторении форм старых металлических рам) заменены новыми конструкциями из дуба с тройным остеклением.
Полностью была заменена кровля собора с двойным покрытием медью. Главы также имели двойное покрытие. Нижние заменили новыми, купола же оказались изрешеченными сотнями осколочных отверстий - следы боев 1917 года и работы зенитных орудий во время Великой Отечественной войны. Поскольку было решено сохранить покрытие, мастера Союзреставрации проделали ювелирную работу, подведя под каверны заплаты с золочением их тонким листовым золотом, что не отразилось на общем теплом тоне древней позолоты.
    Злейший враг памятников зодчества - коррозия металлических конструкций и креплений деталей. При попадании на них влаги белокаменные части собора за короткий срок могут разрушиться больше, чем за столетия существования сооружения. Поэтому тщательная изоляция металлических конструкций и креплений от атмосферных осадков, покраска свинцовым суриком и нанесение на металл спецсоставов (на основе искусственных смол) - все это было применено при реставрации Успенского собора.
______________________

Владимир Либсон "И светлостью, и звонкостью" 1987г. "Московский рабочий"
А как Вы сами-то относитесь к этому сооружению, лично Вам оно нравится?
Вы считаете собор истинно русским сооружением, или видите в нем много чужеземных влияний?
Вот это мне интересно узнать :)
Сначала замечу, что дополнила пост (в конце) материалом, показавшимся мне интересным.
Признаюсь, что до момента ознакомления с источником своего поста я была, крайне, равнодушна к Успенскому собору. Он казался мне мрачным, тяжелым и вообще, я не отношусь с большой симпатией к древнерусской архитектуре. Но изучение статьи изменило мое мнение, позволило взглянуть на него другими глазами и он меня очаровал!
Так как я не являюсь специалистом в области архитектуры, то вижу Успенский собор абсолютно русским и это меня, надо сказать, радует:) Но опять таки.. Возвращаясь к нашим кирпичам... В строительство собора Аристотель Фиорованти первым внёс иноземное новшество: более узкий и длинный кирпич. Такая же форма кирпича использовалась при постройке Царицына. Поэтому, можно смело утверждать, что нашим русским архитекторам Царицына это изобретение не принадлежало!


Edited at 2017-03-03 07:19 am (UTC)
Как Вы прекрасно понимаете, кирпичи - это строительный материал. И поскольку здание облицовано блоками белого камня, то в этом сооружении конструктивный материал, то есть кирпич, к архитектуре вообще никакого отношения не имеет :)
А собор зрительно очень тяжелый. Апсиды, которые всегда являются украшением, здесь сплющены и закрыты пилонами, непонятно с какой целью. Барабаны глав огромного диаметра буквально налезают друг на друга, но при этом оба восточных барабана чисто декоративные и интерьер не освещают.
Так что при внимательном осмотре здесь видны многие странности. Именно в архитектуре, в объемно планировочном решении всего здания. Вот такие пироги :)))
А мне вдруг стала угодна его тяжесть, внушительная монументальность! Это символизирует упокоение. Успенский, как никак.. Фиорованти не стремился сильно освещать собор извне, учитывая его назначение - усыпальница.
Вообще-то царской усыпальницей является в Кремле Архангельский собор, он буквально наполнен огромными саркофагами.
Ваши выводы философские, и это очень приятно :))
Но действительность куда прозаичнее.........
Просто что бы создать жесткую общую конструкцию всего здания, вся восточная часть внутреннего пространства решена как многоэтажная этажерка, по существу трехэтажный дом внутри собора, с лестницами и т.д. Эта жесткость помогла сделать центральный купол огромным, собственно именно он и является главным источником дневного света в интерьере. Попробуйте поискать в книгах чертежи разрезов, это очень поучительное зрелище :))
Спасибо :))
Вот, посмотрите пожалуйста. На разрезах "многоэтажный дом" плохо читается в этом масштабе. Зато слева вверху представлен план собора - http://art-alex.ru/wp-content/uploads/2016/01/%D0%A3%D1%81%D0%BF%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80-%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BA%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%BB%D1%8F-%D0%BF%D0%BB%D0%B0%D0%BD-e1453385486479.jpg - и видно, что собой представляет вся восточная часть здания .... Вот эта конструкция и "держит" все сооружение!
Я посмотрела и мне всё понравилось в Соборе)) Хорошо, что Вы разъяснили детали. Но я сужу так: нравится мне или нет. В архитектурных премудростях не разбираюсь, не специалист я.. Но архитектурное решение Фиорованти мне по душе. Я люблю мрачные, тяжелые строения. Компоновка и размер куполов, по-моему, оптимальны для данного замысла.