Памятник исчезнувшей цивилизации


Всего 54 фото

Московская кондитерская фабрика на Берсеневской набережной  существовала в 1889—2007 годы. Фабрика была построена здесь фирмой «Эйнем» в 1890-е годы, после Октябрьской революции национализирована и получила  название "Красный Октябрь". В 2000-е годы предприятие было  закрыто, заводские корпуса в основном сохранены и переоборудованы под офисы, торговые и выставочные площади. На этом  окончилась прежняя эпоха знаменитой российской фабрики. Фабричные корпуса превратились в музей под открытым небом. Последними владельцами предприятия было сохранено юридическое лицо (открытое акционерное общество «Красный Октябрь»), производственные мощности которого размещены в новом корпусе Бабаевской кондитерской фабрики на Нижней Красносельской улице.  Началась новая эра российского шоколада.

[Читать дальше...]

02


03

Источник:  где-то на просторах Интернета


Фабрика Эйнем (с 1922 г. «Красный Октябрь») являлась в течение последних ста лет самым крупным и мощным кондитерским предприятием России и принадлежала к старейшим фабрикам Москвы. По  возрасту «Красный Октябрь» можно поставить в один ряд с фабриками: имени Бабаева (до 1918 г. – Абрикосовых, основана в 1804 г., прерывалась на 1838-1848 годы), «Рот-Фронт» (до 1918 г. – Леновых, основана в 1826 г.), «Большевик» (до 1918 г. – Сиу, основана в 1855 г.).

04


В 1846 г. в Москву приезжает Фердинанд Эйнем и  в 1850 г.открывает кондитерскую  мастерскую. Фердинанд Теодор Эйнем (1826–1876) родился в Пруссии в небольшом городе Бельциге в 70 километрах от Берлина. Эйнем жил и работал в Москве 30 лет, оставаясь в прусском подданстве.

05


В 1853-1856 гг. во время Крымской войны Эйнем,  «с честью выполнил подряд» по поставке варенья и сиропов для русской армии.В 1856 г. Эйнем и его компаньоны – полковник Лермонтов и коллежский секретарь Романов, (каждый вложил в дело по 5 тыс. руб. серебром) – сняли на десять лет помещение на Петровке, в доме Рудакова (в Тверской части) и устроили там кондитерскую фабрику, выпускавшую десять сортов шоколада, шоколадные конфеты, пралине. Эйнем должен был участвовать в деле своим трудом, вести всю бухгалтерию и отчитываться в соответствующих органах.

06  Берсеневская набережная


Фабрика «Эйнем» с самого начала специализировалась на шоколаде, продукте новом в России, ранее привозимом в Москву только из-за границы – из Бельгии, Голландии, Германии, Франции. Уже в 1863 г. продукция фабрики Эйнема получила первую награду – бронзовую медаль на сельскохозяйственной выставке в Одессе.

07


В 1867 г. Эйнем на имя жены Каролины купил дом на Софийской набережной, напротив Кремля. После переноса производства на Софийскую набережную на Петровке вплоть до 1918 г. оставалась так называемая «Петровская мастерская», изготовлявшая вручную торты и конфеты на заказ. Здесь же был магазин (фактически, кафе-кондитерская) с маленькой конторой при нем. Таким образом, в доме Рудакова на Петровке магазин Эйнема просуществовал 62 года (1856-1918).
Официальный адрес владения на Софийской набережной: Якиманская часть, 1-й квартал, №56. За домом был большой пустырь, на котором Эйнем в 1866 г. начал стройку. С 1867 г. фабрика, оборудованная паровой машиной в шесть лошадиных сил и паровым котлом, заработала.

08


Предприятие размещалось в специально построенном двухэтажном каменном здании длиной 15 м и шириной 6,5 м. На каждом этаже было две комнаты, примерно по 45 кв. м каждая. В этих четырех «цехах» шло изготовление кондитерских изделий. В дальнейшем, именно 1867 год было принято считать официальным годом начала действия фабрики, эта дата упомянута в «Указателях фабрик и заводов Российской империи».

09


В процессе выбора дома и покупки надежного оборудования для своей фабрики Эйнем сблизился с московским немцем Юлиусом. Юлиус Гейс был моложе Эйнема на шесть лет. До знакомства с Эйнемом он уже успел поработать коммивояжером в Германии, после в магазине своих родственников в Одессе и потом почти 10 лет жил в Москве, работая в частных фирмах и в муниципальных структурах по освещению улиц керосином и газом.

10


11


12


Обороты фабрики постоянно росли, и потому Эйнем, нуждавшийся в надежном сотруднике фирмы, в 1868 г. предложил Гейсу координировать работу с оптовыми покупателями.  Гейс согласился не сразу, ему «было лестно» получить предложение сотрудничества, но одновременно «трудно расстаться с … прежней деятельностью». Двенадцатого мая 1870 г. в Берлине между партнерами был заключен договор, по которому Эйнем получал 60%, а Гейс 40% прибыли. В качестве своей доли Гейс внес в дело всё собственное имущество стоимостью 20 тыс. руб.

13 Парадная часть фабрики, выходящая на Берсеневскую набережную. На втором этаже видно какое-то увеселительное заведение.


В 1870 г. Эйнем поехал в Англию закупать оборудование (бисквитную печь и десять печей для вафель). Привез он не только оборудование, но также и технолога-англичанина. В это время Юлиус Гейс оставался в Москве и занимался постройкой еще одного корпуса на Софийской набережной. Старый корпус, в котором была установлена паровая машина, был уже маловат. А спрос на кондитерские изделия Эйнема возрастал. Первого августа 1871 г. новое здание фабрики на Софийской набережной начало действовать. И уже в том же году фабрика Эйнема стала крупнейшей из пяти шоколадных фабрик в Москве.

14


В 1876 г. Эйнем решился уехать в сопровождении жены в город своей юности Берлин, чтобы пройти в Германии серьезное лечение. Будучи бездетным Эйнем предложил Гейсу выкупить у него долю в деле, вызвали нотариуса, и сделка была оформлена буквально за пять минут.  Через несколько месяцев Эйнем скончался в Берлине. Урну с его прахом перевезли в Москву и захоронили на московском Введенском (Немецком) кладбище в Лефортове.

15


В автобиографии Юлиус Гейс писал, что его жизнь протекала в напряженной работе «не ради жажды денег, а из потребности работать, из честолюбия стать первым кондитером России». Приоритетными пунктами коммерческой стратегии были избраны: качество товара, его долгий срок хранения, доступные и одновременно прибыльные цены.

16


В 1889 году в связи с расширением производства Гейс приобрёл несколько участков на Берсеневской набережной. Одним из первых зданий, построенных на новом участке, стал производственный корпус работы архитектора А. В. Флодина.

17



В 1885 г. фабрика «Эйнем» получила серебряную медаль за кондитерские изделия на всемирной торгово-промышленной выставке в Антверпене (Бельгия).  Успехом фирмы «Эйнем» стала высшая награда на Всероссийской удожественно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 г. С этого момента на изделиях «Эйнема» появилось изображение государственного герба Российской империи.

18


Семнадцатого сентября 1907 г. в пять часов утра Юлиус Гейс скончался в возрасте 75 лет, как сообщили газетам родственники, «после непродолжительной, но тяжкой болезни». Юлиус Гейс был похоронен на Немецком кладбище на Введенских горах, там же, где и Фердинанд Эйнем. В настоящее время о местонахождении могилы Гейса неизвестно
В период руководства Юлиуса Гейса предприятие наращивало обороты, увеличивало производственный потенциал, целенаправленно приобретая всё новые участки на Берсеневке, возводя там четырех- и пятиэтажные производственные корпуса по новейшим мировым стандартам. На фабрике стоял наилучший инвентарь (полностью на электрическом приводе), изготовленный в Германии специально по заказу компании «Эйнем»: гидравлические прессы, мельницы-дробилки, растирочные машины, машины для обжарки кофе. Стоимость оборудования на 1 марта 1905 г. составляла около 400 тыс. руб.

19  Болотная набережная


20


В 1910 г. число рабочих на фабрике «Эйнем» выросло до 2800 чел., а продукции производилось на 7,8 млн руб. По показателям продаж «Эйнем» вышел на первое место в кондитерской промышленности России.

21




В 1906-1911 гг. на центральном участке фабричной территории, рядом с трехэтажным корпусом (по проекту Ф. Роде) были построены пятиэтажные краснокирпичные корпуса по проекту известного архитектора А.М. Калмыкова. Сейчас исторические здания кондитерской фабрики «Эйнем» – «Красный Октябрь», построенные в конце XIX – начале XX в. (современный адрес: Берсеневская набережная, владение 6, строения 2 и 3) являются памятником истории и культуры.

22


К 1908 г. производственные мощности фирмы «Эйнем» в Москве оценивались в гигантскую сумму, приближавшуюся к 2 млн руб.  Стоимость движимого имущества (оборудования фабрик и магазинов и прочего), а также средства в ценных бумагах, векселях, долговых обязательствах всякого рода – в сумме составили 11 млн руб.
Покупателям предлагались более ста наименований товара, в том числе бисквитное печенье, варенье, драже, карамель, шоколадные конфеты, кофе, компот, леденцы от кашля, мармелад, монпансье, пастила, пряники и коврижки и многое другое.
Продукция стала настолько популярной, что, согласно книгам московского оптового склада при фабрике (1913 год), ее запрашивали более 40 городов: Астрахань, Баку, Бийск, Батуми, Варшава, Владивостоки др.

На территории фабрики

23


Вопрос лояльности рабочих не мог не беспокоить владельцев «Эйнема». Гейсы считали, что создание благоприятных условий работы будет повышать производительность труда, минимизировать риски поломки оборудования вследствие нерадивости.В 1872 г. на фабрике «Эйнем» было 159 рабочих,в 1895 г. – 571 рабочий, в 1904 г. – 948 рабочих, в 1910 г. – 1340 человек, в 1914 г. – 2800. В письме к своему штутгартскому другу Кемпффу в августе 1901 г. Юлиус Гейс писал: «У меня работают около 1000 рабочих, и я всегда благосклонно относился к ним, хотя и строго следил за порядком. У меня никогда не было неприятностей. У меня вообще никогда не было прогулов, забастовок или пьянства. Те, кто непрерывно проработал на фабрике 25 лет и стал нетрудоспособным, получают на пенсии полную зарплату».

24


С 1880-х гг. в России крепло рабочее движение. Главная причина недовольства рабочих фабрикантами была в том, что высокая производительность труда достигалась за счет жестокой эксплуатации работников.

25


Предприятие Эйнема, в отличие от старых фабрик, уделяло большое внимание культуре труда. При фабрике на Берсеневке были устроены просторные и светлые общежития, столовая, швейная мастерская, чтобы чинить одежду, а также имелась общественная библиотека. У «Эйнема» была самая высокая заработная плата в кондитерской промышленности Москвы. Начинаясь с минимального размера в 20 руб., она затем, при усердии рабочего к своим обязанностям, могла ежегодно повышаться на 2 руб. в год. При потере трудоспособности, выплачивалось пособие в размере оклада за последний месяц работы. Проработавшим 25 лет полагалась пенсия в полном размере зарплаты – случай редчайший для фабричных. Таких пенсионеров, согласно  архивным документам, на 1915 год насчитывалось 51 чел. Рабочие обеспечивались пенсией в размере 60-350 руб. в год, инженерные и административные отставные служащие – 1188-1320 руб.
Многие рабочие, особенно из ветеранов предприятия, дорожили своими местами. Один из старых рабочих, как указано в ряде мемуаров, даже как-то произнес трагикомическую фразу, ставшую крылатой, что де на фабрику «Эйнем» поступают, чтобы «уйти оттуда только с гробом», то есть работать всю жизнь, до самой старости.

26


В условиях огромного революционного подъема 1905 г. рабочие фирмы «Эйнем» вели себя сдержанно. Во многом эта сдержанность объяснялась тем, что руководство фабрики «Эйнем» не отмалчивалось, а шло на диалог с рабочими. На требование рабочих о двухнедельном ежегодном отпуске правление ответило, что оплачиваемый десятидневный отпуск будет предоставляться раз в два года (проработавшим не менее двух лет). На требование рабочих об оплачиваемом декретном отпуске: двух неделях до родов и четырех неделях после родов, правление обещало давать четырехнедельный оплачиваемый отпуск (проработавшим не менее года).
Правление согласилось на предложение рабочих о медицинском обслуживании фабричным доктором и фельдшером, об устройстве хозяевами на свои средства библиотеки для рабочих

27


В 1918 фабрика «Эйнем» была национализирована и переименована в Государственную кондитерскую фабрику №1, что подчеркивало лидирующее положение предприятия в отечественной кондитерской промышленности. В честь пятилетия революции фабрика получила название «Красный Октябрь», к которому добавляли «бывш. Эйнем» вплоть до начала 1930-х.

28


29


30


31


32


33


34


35


36


37


38


39


40


41


42


43


44


45


46


47


48


49


50


51


52


53


В 1992 году фабрика преобразована в открытое акционерное общество. В 2000-е годы фабрика вошла в компанию «Объединённые кондитеры» российской финансово-промышленной группы «Гута»,  в компанию также вошли Бабаевская кондитерская фабрика (бывшее товарищество «Абрикосов и сыновья») и фабрика «Рот Фронт» (бывший «Торговый дом Леновых»).
В 2004 году открылась первая очередь Патриаршего моста, обеспечившего удобный подход к ближайшей станции метро («Кропоткинская»), с этого времени началось формирование выставочно-торгового комплекса на территории фабрики. В 2007 году производство было перенесено в новый корпус  на территории Бабаевской фабрики на Малой Красносельской улице, производственные мощности здесь выросли на 45 %. Сохранено юридическое лицо «Красный Октябрь». Новый владелец бывших фабричных корпусов — «Гута-девелопмент» — сдаёт помещения в аренду; среди арендаторов (на 2015 год) — институт «Стрелка», ВЦИОМ, несколько архитектурных бюро, конференц-центр Digi tal  October, несколько выставочных центров и магазинов. В бывшем фабричном комплексе остались музей  и цеха по производству шоколада ручной работы.


54  Современная карта бывшей фабрики




Источники
Википедия
http://galinaulianova.ru Кондитерская фабрика "Эйнем" в Москве
Даже трудно представить себе - какое количество людей в Москве потеряли работу в связи с уничтожением фабрики. Да каких людей - специалистов высочайшей квалификации!
Рабочих - слесарей и ремонтников, электриков и наладчиков оборудования. А еще инженеров и техников, ведь вся это махина была наполнена станками и всевозможным технологическим оборудованием.

Очень жаль, что Москва - город рабочих и ученых (Здравствуй, страна героев, страна рабочих и страна ученых...) - теперь превращается в город "офисного планктона", как образно назвали этот тип занятости.
Но с другой стороны, здание фабрики сохранилось. А в центре Москвы, по-моему не место промышленным предприятиям.
Да фабрика и не была очень ПРОМЫШЛЕННЫМ предприятием. Это же не машиностроение, и не металлургия. Шоколад и конфеты, но тоже конечно - в большом объеме.
Да и расположена она на острове, рядом жилых зданий никогда и не было.
А осталось не здание, а стены здания. И наполнить их живой жизнью, это дело долгое и не простое.
Конечно, будем надеяться, что получится что-то новое, новый виток судьбы....
Был на заводе на Дербеневской - вот это настоящий ад - и жилые дома, и вокзал - и рядом переработка высокотоксичных полупродуктов- вот такие производства однозначно надо закрывать - закрыли
Кондитерская фабрика все равно промышленное предприятие (с точки зрения экономики - объект пищевой промышленности).
То, что остались стены здания, в данном случае, самое главное. Кому с архитектурной точки зрения интересны интерьеры фабрики?

Да, будем надеяться!
Не место - но чем заменить, и что такое промышленное предприятие? Например, мусоросжигательные заводы находятся прямо в черте Москвы. А это не шоколад.
Мусоросжигательные заводы это вообще больная тема. Конечно же, оптимальное ее решение - раздельный сбор мусора и дальнейшая его переработка, хотя это очень дорого, да и не привыкли наши люди к этому. Поэтому до сих пор в Москве дымят мусоросжигательные заводы, а в Подмосковье растут мусорные горы.
И еще какая больная!
Эти так называемые "полигоны", а на самом деле просто огромные свалки мусора отравляют всё Подмосковье. Я уж не говорю о том, как загажены подмосковные леса (но это уже не столько власти виноваты, сколько сами люди, которые привыкли гадить повсюду, не задумываясь ни о чем).
Да, этим летом был в районе Тимохово -сейчас сюда везут из Балашихи мусор - впечатляет! А рядом - дачные поселки, так сказать "свежий воздух"
Увы, такая печальная картина далеко не редкость для Подмосковья. Я не знаю ни одного подмосковного района, в котором бы не высилась мусорная гора, а в некоторых таких гор несколько.
А дачники при этом считают, что на своих грядках выращивают "экологически чистый продукт" ("своё, без всякой химии"!).
Это еще относится и к рекам- пример Клязьмы- этим летом на реке исчезли все утки - химзавод какой - то слил отраву в реку. Только к осени начали появляться. И это еще не все- стоки в реку с населенных пунктов (по крайней мере некоторых) сбрасываются без очистки. Но это это вроде не очень вредно - только купаться нельзя.
Согласен. Но подвижки постепенно есть. Хотя бы начинают поднимать эти вопросы. А Раньше- берешь проект, а затем регламент- описание производства есть,раздел по утилизации отходов полностью отсутствует. Вот и складировали на полигоны, закопанные цистерны на берегу рек. А сейчас Роспотребнадзор хотя бы требует создание водонепроницаемых горизонтов. По отходам подаются ежегодные отчеты на основе материальных балансов. Начинает работать хотя бы формальная схема. Правда до реального воплощения требований по охране природы еще далеко.
Да, подвижки есть.
Но хотелось бы, чтобы было именно реальное воплощение!
Да, подождем...
Вот только боюсь, что ждать придется очень долго. Увы! ((
Ну - вот видите, какой большой пласт проблем мы подняли в комментариях.