Дом архитектора Соловьёва или Готический особняк Маргариты в Малом Ржевском

Особняк архитектора С.У. Соловьёва
Всего 47 фото

Давно я хотел сделать ряд репортажей о готических особняках района Арбата и Патриарших прудов, которые «булгаковеды» причисляют к возможным адресам проживания небезызвестной героини романа «Мастер и Маргарита»... Кстати, у меня всегда вызывает жуткую тоску - необходимость просто и банально описывать архитектуру Старой Москвы, отмечая лишь имена архитекторов, даты, прежних и нынешних владельцев и то, что было утрачено в советское время) Всегда хочется найти веский и любопытный повод прикоснуться к тайнам, легендам и преданиям Старой Москвы, прочувствовать их. Бессмертное произведение Михаила Булгакова подарило нам одну из таких ярких возможностей. И, хотя, наиболее вероятный адрес "особняка Маргариты" у дотошных исследователей давно уже определен, я, все же, не могу не использовать существующие и лелеемые почитателями Булгакова версии для погружения в контекст этого таинственного, мистично-иронично-сатирического и захватывающего художественного произведения Мастера. Ранее я не рассказывал об этих особняках, но когда-то же надо начинать!) Так, что первым кандидатом, согласно народной молве, у нас будет Дом архитектора С.У. Соловьёва по адресу Малый Ржевский переулок, дом 6.

Дом Соловьёва расположен на углу Малого Ржевского и Хлебного переулков. Его окружение также крайне примечательно - напротив находятся особняки сибирского золотопромышленника И.И. Некрасова в стиле модерн (на фото слева) и особняк екатеринодарского купца М.А. Тарасова в неорусском стиле по Хлебному переулку, а напротив - под 45 градусов - Российская академия музыки имени Гнесиных с концертным залом внешне видимое как выступающая вперёд левая часть комплекса зданий с парадным входом обрамлённое двумя парами полуколонн с оригинально решёнными композитными капителями в стиле сталинского классицизма... Однако, об особняке Соловьева!
02.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва

На рубеже XIX-XX веков Москва являлась средоточием проявления как достижений технического мирового прогресса, дававшего небывалый уровень комфорта и ощущения новизны, так и необычайного стремления к красоте во всех областях её проявления. Увлечение всем французским было очень модным и всеобъемлющим явлением. «Новый стиль» (модерн) захватывал всё и вся. Посещение Всемирной Парижской выставки 1900 года всерьёз переменило творческое мировоззрение не только многих русских художников, но и архитекторов, таких как академика архитектуры Сергея Устиновича Соловьёва, находившегося на взлёте своей творческой карьеры.
03.
S.U.Solovyov_1900s.jpg
Академик архитектуры - Сергей Устинович Соловьёв.
04.
Сергей Устинович и Мария Петровна Соловьёвы. Париж, 1900 (Фотоархив М.В. Золотарёва)..jpg
Сергей Устинович и Мария Петровна Соловьёвы. Париж, 1900 (Фотоархив М.В. Золотарёва).

В экспозиции Русского отдела выставки уже фигурировал небольшой павильон-киоск в русском стиле, исполненный (предположительно) по его проекту для московских чаеторговцев Перловых.
05.
Киоск московских чаеторговцев, предположительно спроектированный С.У. Соловьёвым. Париж, 1900.

Конец XIX столетия ознаменовался ростом популярности идеи индивидуального жилища. Возможно, уже тогда возникла у Соловьёва мечта о собственном доме-особняке, вполне удобном для жилья и работы, насквозь проникнутом духом творчества. На фоне нарастающей урбанизации парадоксальным образом оказывался востребован тип городской виллы, близкий традициям московской городской усадьбы. Разумеется, строительство и обустройство такого домовладения было делом затратным. Поэтому первыми произведениями в этом жанре стали дома представителей наиболее состоятельной части буржуазии – Морозовых, Рябушинских, Кузнецовых, Якунчиковых.
Однако, довольно скоро в Москве появляются собственные дома архитекторов – как отклик на соответствующую европейскую тенденцию. Более скромные по размерам и оформлению, эти постройки, в числе которых следует назвать дом Фёдора Шехтеля в Ермолаевском переулке и особняк Льва Кекушева на Остоженке, в художественном отношении не уступают виллам промышленников и банкиров. Современник, петербургский архитектор и критик Борис Николаев, не без сарказма констатировал в начале 1900-х: «Волна новых художественных идей в Европе… отразилась и здесь, и вылилась в весьма своеобразную форму. Особенно – особняки…».  Это можно всецело отнести и к собственному дому архитектора Соловьёва, выстроенному на углу Малого Ржевского и Хлебного переулков в 1901-1902 годах.
06.
Особняк С. Соловьёва, фото начала ХХ в.  (Фотоархив М.В. Золотарёва).
07.
Особняк Соловьёва
08.
С. Соловьёв. Проект собственного дома, 1901. Фасады. - 01
С. Соловьёв. Проект собственного дома, 1901. Фасады.
09.
С. Соловьёв. Проект собственного дома, 1901. Фасады. - 02
С. Соловьёв. Проект собственного дома, 1901. Фасады.

Как мы сейчас видим, красивейшее четырехчастное окно фасада здания выходящего в Хлебный переулок, скорее всего уничтожено...
Оно и крайнее правое окно особняка закрыто уродливыми металлическими жалюзи.

С уверенностью в облике московской постройки опознаются черты двух знаковых произведений раннего франко-бельгийского модерна – дом-студия архитектора Поля Анкара в Брюсселе и доходный дом «Кастель Беранже» Гектора Гимара в Париже. Московская постройка напоминает парижскую щипцовым завершением фасада, «ползущими» по диагонали окнами, которые выдают в экстерьере местоположение лестницы, интригующим сочетанием гладко оштукатуренных поверхностей (имитирующих каменные детали) с фактурой облицовочного кирпича и пластичными металлическими элементами. Что же касается брюссельского прототипа дома Соловьёва, то здесь стоит говорить о прямом цитировании фасадной композиции ателье Анкара.
10.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва

Московский зодчий изящно «вплетает» её в свой проект, усиливая романтический флёр посредством скульптурного декора, выполненного Николаем Андреевым. Его "Лев" (скульптурный горизонтальный рельеф справа от парадного входа) "в стиле модерн" акцентирует личную, индивидуальную независимость, и спектр значений этого образа становится гораздо шире – в интерпретации знаменитого скульптора - это гибкий стремительный хищник.
11.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва

Слева от парадного входа – отверстие для корреспонденции сбоку от входной двери – оно оформлено в виде стилизованной летучей мыши, расправившей крылья.
12.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
13.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва

14.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва

В замысловатых узорах круглых медальонов под нависающим карнизом заключены даты строительства дома - частично арабскими, частично римскими цифрами: «1-9-0-1» и «MD-CC-CC-II» («1902»).
15.

Особняк архитектора С.У. Соловьёва

Майоликовые медальоны.
16.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
17.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
18.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва

Автоматические ворота особняка.
19.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
20.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
21.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
22.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
23.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
24.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва

Изящные кованые кронштейны, поддерживающие вынос кровли особняка.
25.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
26.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва

Трехчастное окно особняка Соловьёва, выходящее на Малый Ожевский переулок.
Из этого окна, якобы Маргарита и вылетела на метле направляясь на шабаш...)

Внушительное трёхчастное окно по бокам украшено волютами...,
27.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
28.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва

...а под ним - значительным по площади панно, выложенных майоликовой зелёно-аквамариновой рельефной плиткой с растительным рисунком...
29.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва

На фасаде по Малому Ржевскому переулку преобладают арочные окна. Вот одно из них - с венчающей арку химерой.
30.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
31.
Химера

Здание стерегут и лепные совы (в нижней части угловых колонн)...,
32.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
33.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва

а на фасаде по Хлебному переулку разворачивается целая сюита символических образов, намекающих на атмосферу творчества и красоты, царящую в стенах особняка.
34.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва

Авторство же керамических деталей достоверно не установлено, хотя можно не сомневаться в том, что их изготовителем был завод «Абрамцево» за Бутырской заставой, названный его владельцем, Саввой Мамонтовым, в честь своей прославленной усадьбы. Исследователи предполагают возможность использования в качестве эскизов работ различных живописцев – от Марии Якунчиковой-Вебер и Михаила Врубеля до Виктора Васнецова.
35.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва

Атрибуция авторства пейзажного панно М. Якунчиковой впервые была сделана В.М. Петровой в её диссертации, посвящённой керамическому убранству архитектуры конца XIX-начала XX в. Альтернативная гипотеза была выдвинута М.В. Нащокиной, которая на основании сходства мотива панно с одной из акварелей М. Врубеля предположила, что автором эскиза мог быть именно этот мастер. Версия о причастности к созданию панно В. Васнецова хранится как семейное предание наследниками С. Соловьёва. Надо признать, что из этих трёх гипотез две последние вызывают наименьшее доверие.
36.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва

Это керамическое панно с видом античных руин при лунном свете и расположенная ниже барельефная головка Афины Паллады, наглядно покровительствующей искусствам, которые представлены изображениями четырёх «муз» - ваяния, живописи, архитектуры и музыки, - также решённых в майолике.
37.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
38.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
39.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
40.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва
41.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва

Интерпретация образа Афины, напоминающей не столько древнюю богиню, сколько олицетворение femme fatal (роковой женщины), чарующей и одновременно пугающей декадентов, фокусирует в себе противоречивость этических и эстетических стремлений эпохи. Однако не стоит забывать про контекст. Появление столь «демонического» лика в сопровождении цветов дурманящего мака и перепончатых крыльев (намекающих на сродство с «почтовой» летучей мышью при входе?) на доме добрейшего семьянина и умеренного в своих артистических дерзаниях московского архитектора было способно вызвать не столько мистический трепет, сколько растроганную улыбку.

Как показывают архивные чертежи, мысль о столь насыщенном художественно-декоративном убранстве дома возникла не сразу. Первоначально на месте керамических панно с пейзажем и олицетворениями искусств предполагались фигурные филёнки, служившие для архитекторов-эклектиков безотказным средством обработки и заполнения фасадной поверхности. Появление изобразительных мотивов не просто оживило облик здания, но и существенно откорректировало его стилистические характеристики, приблизив его к образцам московского модерна, щедро украшавшимся многоцветными керамическими мозаиками. К слову, самый знаменитый из них, отель «Метрополь», также украшен скульптурой вышеупомянутого Николая Андреева – его фриз «Времена года» лентой нескончаемого шествия мужских, женских, детских фигур опоясывает фасады здания.

Планировка дома отразила уклад жизни и специфику занятий домовладельца.
42.
Планы цоколя и 1-го этажа особняка
Планы цоколя и 1-го этажа особняка Соловьёва

Входной вестибюль с парадной лестницей, ведущей на первый и второй этажи, вынесены в особую пристройку. На первом этаже главного объёма разместился рабочий кабинет архитектора с библиотекой и печью, облицованной кафелем; наверху – жилые комнаты и светлая чертёжная мастерская, в которой Сергей Устинович работал вместе со своими помощниками.
43.
Утраченный облик интерьеров особняка.  Фото начала ХХ в. (Фотоархив М.В. Золотарёва). - 01
44.
Утраченный облик интерьеров особняка.  Фото начала ХХ в. (Фотоархив М.В. Золотарёва). - 02
Интерьеры особняка Соловьёва (не сохранились).

В сентябре 1912 года архитектора не стало. Содержание дома, и прежде выходившее в копеечку, оказалось непосильным бременем для его вдовы с тремя юными дочерьми. Заложенный в Московском кредитном обществе ещё при жизни его строителя особняк было решено продать, а самим снять квартиру в только что возведённом доходном доме Филатовой на Арбате (т.н. «Доме с рыцарями»). К этому времени дом-студия в Малом Ржевском приобрёл репутацию одной из московских достопримечательностей. В частности, составители «Путеводителя по Москве», выпущенного в 1913 году для участников V съезда русских зодчих, сочли целесообразным поместить фото его фасада в числе наиболее значимых приобретений московской архитектуры последних лет.

Новым владельцем дома-студии Соловьёва стал также человек незаурядный, художник-график Павел Яковлевич Павлинов. К этому времени он, выпускник Морского кадетского корпуса, вольнослушателем посещавший классы Академии художеств, сделал окончательный выбор в пользу искусства и, выйдя в отставку, поселился в Москве. С 1914 года Павлинов входит в состав Московского Товарищества художников, а в грозном 1918-м возглавляет его. Дом в Малом Ржевском в этот период не только служит местом проведения художественных вечеров, собраний Товарищества, но и продолжает функционировать как творческая мастерская -- только уже не архитектурная, а печатная ксилографическая. В 1920-х Павел Яковлевич снискал известность как мастер книжной иллюстрации и преподаватель ВХУТЕМАСа.
45.
Художник-график Павел Яковлевич Павлинов.jpg
Художник-график Павел Яковлевич Павлинов

Павлиновы прожили в доме до 1921 года, хотя владение столь приметной недвижимостью в Москве стало опасным сразу после прихода к власти большевиков. По данным на 1923 год, по адресу Малый Ржевский переулок, дом 6 располагалось Полномочное представительство Грузинской ССР в РСФСР, преобразованное в связи с возникновением Советского Союза в Постоянное Представительство Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики, объединявшей до 1937 года Грузинскую, Армянскую и Азербайджанскую ССР. В 1960 году Малый Ржевский переулок был переименован в честь выдающегося грузинского композитора Захария Палиашвили.

В начале 1970-х бывший особняк Соловьёва, благодаря режиссёру Татьяне Лиозновой, отметился в 9-й серии культового для позднесоветской эпохи сериала «Семнадцать мгновений весны». В съемках он «сыграл» здание, в котором гестаповцы держали захваченную ими русскую радистку – «пианистку» Кэт...
46.
Семнадцать мгновений весны - 09 - 01
В кадре - автомобиль эсэсовской "наружки" крупным планом и автомобиль штурмбаннфюрера Рольфа, подъезжающего в этот момент к парадному крыльцу особняка - по Малому Ржевскому переулку со стороны Поварской.

Вплоть до распада Союза в доме №6 находилось Постоянное Представительство Грузинской ССР при Совете Министров СССР, со временем закономерно превратившееся в посольство суверенной Грузии (в настоящее время – Секция интересов Грузии при посольстве Швейцарии). В советский период к бывшему дому архитектора Соловьёва пристроили кубический модернистский объём по линии Хлебного переулка. Вызванное понятным желанием пользователя увеличить полезную площадь, это добавление, заметно контрастирует со стилем особняка 1900-х годов.

Печальные «трансформации» его облика, продолжаются и в наше время - не так давно исчезла оригинальная двустворчатая дверь главного входа (ее можно увидеть на фото 06 и 07). Сменивший её безликий металлический лист на петлях ничем не отличается от современных убогих аналогов. Стоит пожалеть и об утраченной отделке интерьеров, спроектированной автором-домовладельцем с большим вкусом и мастерством исторической стилизации. Сегодня эта красота доступна нам лишь на архивных фотографиях (фото 32 и 33).
47.
Особняк архитектора С.У. Соловьёва


Ну, и, наконец, и о готическом "особняке Маргариты". Как я и упоминал, этот особняк не входит в число наиболее вероятных претендентов на эту торжественную роль. Однако, тем ни менее, можно только представить, что именно в его трехстворчатое окне второго этажа, перед полетом, Маргарита "села на подоконник боком... лунный свет лизнул ее с правого бока... Полюбовавшись на луну, Маргарита повернула голову в сад и... увидела (соседа) Николая Ивановича"…) В наличии у нас близость Арбата, Патриарших, угловая часть дома на юго-востоке, решетчатая ограда и сад… В общем, всего этого уже достаточно, чтобы превратить этот особняк место, где творилось начало мистических превращений Маргариты в Королеву Бала, сами знаете у Кого…

Для тех, кто пытливо захочет узнать выводы дотошных исследователей о "том самом особняке", с удовольствием направляю вас по ссылке ниже к Альфреду Баркову – «Роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»: альтернативное прочтение, к главе XXV. Готический особняк Маргариты. Там вы найдете целое увлекательное расследование об особняках Маргариты, да и, вообще, это просто кладезь ценнейшей информации о Мастере и Маргарите)

Источники:

Блог Ильи Печенкина. Архитектура девятнадцатого века. И кроме того… Чужеземная грёза московского зодчего. Дом академика архитектуры С. Соловьёва. 12 апреля 2015 года.
Альфред Барков. «Роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»: альтернативное прочтение. Глава XXV. Готический особняк Маргариты.


© Vladimir d’Ar, 2016

Другие претенденты на роль "готического особняка Маргариты":

Великолепное здание!
И отличная статья )))
И очень хорошо, что Новый год начинается в нашем Журнале с публикацией таких ярких, четких и красивых работ.....!!!
С Новым годом!
Спасибо и с Новым Годом? А почему авторство панно Васнецова и Врубеля Вам кажется менее вероятным? Из-за колорита палитры?
Да, у керамистов труднее определить автора. Да и у художников, особенно у плодовитых, это не всегда просто, Вот я в Брюсселе в церкви Святого НИкола несколько раз видела маленькую картину Рубенса "Мать, баюкающая дитя", и у меня все время сомнения, хотя вроде и палитра, и формы.
А Нащокина как-то обосновываоа свои выводы?
Нет, она строит только предположения, что вид античных развалин композиционно и в деталях напоминает акварель М.А. Врубеля "Рим. Форум ночью" (1899). Отмечает, что конкретных свидетельств его участия нет. В то же время подчеркивает, что манера прорисовки ордера напоминает манеру А.Я. Головина который как раз в это время занимался на заводе у Мамонтова изготовлением керамических панно для Метрополя... Кто был автором в действительности она затрудняется сказать точно (М.В. Нащокина - Московский модерн).
Молодая искусствовед из Питера Александра Гурьянова тоже придерживается версии Якунчиковой.
Как бы то ни было, спасибо за прекрасную исследовательскую статью и огромное удовольствие к Новому Году!
Сова вышла очень удачно - ее почти не видно, даже, когда воочию смотришь