Татьяна_Кузнецова (tatianayelkina) wrote in architectstyle,
Татьяна_Кузнецова
tatianayelkina
architectstyle

Categories:

Покров. 1

Теперь где-то пишут, что Покров входит в "Золотое кольцо", где-то не соглашаются. Раньше был довольно богатым уездным городом.
Сейчас Покров маленький городок, внешне ничем не отличающийся от множества таких же маленьких провинциальных городков. 105 км от Москвы и 82 км от Владимира.
Слобода, затем город Покров, всегда жил спокойной и размеренной жизнью. Если не считать "морового поветрия" и большого пожара в 17-ом веке. Да ещё поляки своими ручонками в Смутное время дотянулись до этих мест, разорили и сожгли Покровскую Антониеву Пустынь - центр тогдашнего поселения. А так всё спокойно было.
Городу изначально "повезло" находиться на Владимирском тракте. Теперь - трасса М-7 Москва - Нижний Новгород - Уфа - Транссиб. По Сибирской дороге, гремя кандалами, шли каторжники, для них в Покрове была построена пересыльная тюрьма. А для всех прочих - почтовая станция и гостиницы. В цепях от Москвы до Покрова шли аж целый месяц. А на тройках можно было добраться за 12-14 часов.

Вот такой бесконечно печальной Левитан изобразил Сибирскую дорогу:

1240.jpg
Левитан. "Владимирка"

"Укaз Екaтерины II стрoго oпределял, ктo в какoм экипажe можeт eздить и сколькo лoшадей зaпрягать.
Чиновникaм 1-гo и 2-гo классoв и генералaм предписывaлось eздить цугoм (oт шести дo деcяти лошадeй, запряжeнных парaми) c двyмя форейторaми, которыe скакaли верхoм нa приcтяжных и кричaли: «Пaди! Пaди!», рaзгоняя вcтречных.
Чины 3-гo, 4-гo и 5-гo классoв тoже eздили цугoм, нo бeз «мигалoк», т.e. бeз форeйторов.
Чинoвники 6-гo, 7-гo и 8-гo классoв мoгли запрягaть тoлько чeтверню, a oбер-oфицеры ужe обхoдились парoй лошадей. И кaк бы ты ни был богaт, нo eсли нe дослужилcя дo чинa, ты нe имеeшь правa зaпрячь в cвою кaрету чeтверку лошадeй!
И как бы ты ни был беден - все деньги в карты проиграл и пропил глобус - имеешь чин - будь любезен соответствовать.
Вот так, каждый шаг регламентирован и никаких тебе вольностей.
Похожий "циркуляр" был подписан ещё царевной Софьей.
A в цaрствование Павлa I были введены санкции для поддержки отечественного производителя былo наложенo запрещениe нa ввoз инoстранных карeт – для провозa "иномaрки" требовaлось имeть особоe дозволениe oт гoсударя. И, конечнo, какoму-нибyдь кyпцу вторoй гильдии такoго дозвoления былo нe полyчить. (Отсюда)

Знаменитые почтовые тройки появились только в конце XVIII века (три лошади, запряжённые в почтовую кибитку). На них в первую очередь перевозилась государственная спешная корреспонденция, пересылаемая с нарочными фельдъегерями и курьерами. Езда на тройках позднее широко вошла в быт людей, но на первых порах так ездили только из Петербурга в Царское Село и до Нарвы (по самым лучшим в то время дорогам). Вскоре стали привязывать к дуге коренной (средней) лошади колокольчик. А в первой трети XIX века была изобретена особая троечная упряжь с колокольцами и бубенцами. Звон колокольчиков на больших дорогах помогал не сбиться с пути, предупреждал, когда надо было разминуться со встречной почтой.
На всех трактах для перемены лошадей и отдыха были устроены почтовые станции. Каждая из них имела определённое количество лошадей и экипажей в зависимости от разряда, к какому она принадлежала. Станции первого разряда строились в губернских городах, второго - в уездных. Небольшие населённые пункты имели станции третьего и четвёртого разрядов с небольшим количеством лошадей.
Почтовая станция находилась в ведении чиновника - станционного смотрителя. В обязанность его входило проверять подорожные (так назывался документ, в котором обозначались маршрут, чин и звание путешественника), получать прогоны и отпускать лошадей.
За лошадей взымались прогонные деньги - за каждую лошадь и версту. Пробег лошадью одной версты стоил в зависимости от тракта от восьми до десяти копеек. Исчисление вёрст начиналось от городских почтамтов. Первый почтамт в России (Почтовый двор) был открыт в Петербурге в 1714 году, когда новая столица стала центром регулярной связи. Вначале деревянный, он был построен вблизи нынешнего Марсова поля.
Почтовые станции с конца XVIII века строились по типовым проектам и в Центральной России располагались примерно на расстоянии от 18 до 25 верст. Проехав этот путь и доставив почту или людей до следующей станции, ямщик с лошадьми возвращался обратно. Почта работала по эстафетному принципу.
Несмотря на состояние дорог, ездили относительно быстро благодаря необыкновенному искусству русских ямщиков. Скорость передвижения на дорогах России поражала и пугала иностранцев. Аббат Жоржель вспоминал в своём "Путешествии в Петербург в царствование императора Павла I": "Русские ямщики везут крайне быстро, почти все время лошади несутся вскачь... постоянно рискуешь сломать экипаж и опрокинуться, и приходится угрожать им для того, чтобы заставить их ехать медленнее".
Существовали правила, по скольку вёрст в час ямщики могли возить "обыкновенных проезжающих". Так, в осеннее время полагалось везти восемь вёрст в час, в летнее - десять, а в зимнее, по санному пути,- двенадцать. Эти правила не распространялись на курьеров и фельдъегерей, которые, как сказано о них, "имеют быть возимы столь поспешно, сколько сие будет возможно".

Обычная скорость при гоньбе на почтовых днём и ночью составляла около ста вёрст в сутки. Но, договариваясь с ямщиками, путешественники проезжали по зимней дороге в сутки и по двести вёрст.
(Одна верста равна 1066,781 метра)
Существовало множество других правил и ограничений. Например, никому нельзя было просто так взять и выехать из города. Для путешествия на почтовых выдавалась подорожная. Без неё или иного документа, удостоверявшего личность путешественника и цель поездки, нельзя было выехать за черту города. Караульные офицеры у застав записывали проезжающих в особые списки. Данные о дворянах, выехавших и въехавших в столицы и губернские города, публиковались в газетах. Только после проверки документов поднимался шлагбаум, и путник мог покинуть город, или въехать в него.
В том случае, когда помещик отправлял своих слуг за покупками в город, он также выписывал им нечто вроде подорожной - билет. Тогда вместо чина и звания сообщались приметы крепостных. (Отсюда)
Одним словом, никакой свободы перемещений, всё было под контролем, шаг влево, шаг вправо... Подробней можно прочитать тут же.

"…В долгопамятном 1812 году Покров вновь оказался в фарватере волнующих исторических событий: многотысячные полчища Наполеона двинулись тогда к Москве.
Бонапартовы фуражиры рыскали по Подмосковью, наведывались они в Платаву (Ожерелки), Дубну, но не посмели заглянуть за реку Киржач, к Покрову и дальше: хотя и Наполеон, и маршалы Ней и Мюрат знали, что там, за лесами лежит сказочный град Владимир с его Золотыми воротами, белокаменными соборами с рублёвскими фресками. Но слишком уж дремучи вокруг были боры, бородаты да косматы мужики, да и женщины под стать старостихе Василисе. И видавшие виды уланы и кирасиры маршала Нея, почуяв неприятный холодок на спинах, поворачивали коней, дабы засветло к своим успеть. Не то нарвёшься на лесных людей-партизан, или разъезды покровских драгун и казаков
В то время в Покрове был расквартирован драгунский полк да сотня казаков. Барклай де Толли распорядился оставить по дороге на Нижний, куда тянулись вереницы беженцев, надёжный заслон на всякий случай".

...Закончилась война с Наполеоном. 1815 год. В Вене собирается мирный конгресс, который должен был поделить по-братски земли решить судьбу стран, захваченных Наполеоном. Россия, как всегда, опаздывает в своих интересах. Срочно надо доставить в Вену документы. Александр I приказывает представить ему лучшего ямщика России. (Отсюда)
Лучшим оказался ямщик из Покрова Василий Чебуров. Он доскакал до Вены за 48 часов, т.е. за двое суток! Когда Александр I спросил, как же ему это удалось, Чебуров сказал, что дороги заграницей не то, что у нас - грязь по колено.
Царь предложил ему на выбор - дворянство или 20 тысяч рублей серебром. Естественно, Василий выбрал деньги. Построил дом (который стоит до сих пор), купил 300 штук лошадей и снабдил ими все почтовые станции России. Так что, все почтовые лошади принадлежали покровскому ямщику Василию Чебурову.

В 1861 г. до Покрова дотянули Московско-Нижегородскую железную дорогу. Станцию устроили не в самом городе, а в четырёх верстах к югу от него — в Перепечине, но назвали "Покровом". По ходившим тогда слухам, купцы, державшие лавки вдоль Владимирского тракта, подкупили для этого ведавших постройкой инженеров с тем, чтобы торговля близ станции не составила им конкуренцию.
Судя по количеству придорожных кафе и маленьких гостиниц, и теперь немало народа у дороги кормится.
Так выглядит "Владимирка" в городе:

DSC04872.jpg

DSC04873.jpg

По трассе непрерывной вереницей идут фуры, судя по номерам, из самых разных регионов страны.

В городе, как и положено, есть Краеведческий музей. Знаете, понасмотрелась я краеведческих музеев. Но этот отличается от многих других - он очень "живой". Там нет имитаций и новоделов, все предметы подлинные.
Создан в здании бывшей почтовой станции. Один из залов полностью воссоздаёт реальную обстановку той самой станции. Здесь жил смотритель с семьёй:

DSC04894.jpg

За перегородкой спали постояльцы, кому не хватало "спальных мест", спали прямо на полу на соломе:

DSC04895.jpg

DSC04891.jpg

Город славился и плотниками. Так житель Покрова - плотник Костин укладывал паркет во дворце Николая II. По окончании работ попросил забрать остатки, а из них сделал дома стол, которым страшно гордился:

DSC04892.jpg

DSC04896.jpg

А это ямщицкая:

DSC04897.jpg

Самой лучшей в городе считалась гостиница Корнилова.
Положение о гостиницах было высочайше утверждено в 1821 году. В гостиницах «никаких игор и плясок», кроме бильярда, не допускалось, а из напитков предпочтение отдавалось российским и иностранным ромам, коньяку, портеру, меду, чаю, шоколаду. Останавливающиеся в гостиницах должны были доложить о своем пребывании там властям. Покровские гостиницы славились комфортом и уютом, почти все они имели «номера», т.е. отдельные комнаты, где можно остановиться на ночь. Путешествующие по Владимирке пешком не допускались в гостиницы и даже в постоялые дворы, они ночевали в частных домах покровских обывателей. (Отсюда)
В музее есть зал полностью воссоздающий номер в гостинице:

DSC04911.jpg

DSC04912.jpg

DSC04907.jpg

DSC04904.jpg

DSC04903.jpg

Этот рояль уникальный - ему 200 лет, он ручной работы и с косым натяжением струн:

DSC04909.jpg

DSC04910.jpg

Долгое время в городе существовал торговый дом и мастерские мадам Эфес. Это была единственная в России мастерская, где изготовляли ленты для Георгиевских крестов.
Стенд, посвящённый Мастерской мадам Эфес:

DSC04918.jpg

В 1960 г. Покровский район расформировали, как прежде Покровский уезд, а Покров опять передали в Петушинский район, где он находится и поныне.
Число жителей в городе тогда сократилось, производств осталось только два. В таком состоянии Покров просуществовал до 1960-х гг., когда начался медленный рост — и экономический, и населения. В городе появился ВНИИ ветеринарной вирусологии и микробиологии, вокруг которого стали группироваться другие предприятия, а население пополнялось рабочими этих производств и условно освобождёнными, которым был закрыт доступ в столицы.
В начале 1990-х, после распада СССР, город стал крупным перевалочным пунктом Афганского наркотраффика по так называемому «Северному маршруту». Но об этом предпочитают туристам не рассказывать.
Туристам рассказывают о том, что в 90-ые не одно производство в городе не было закрыто. И даже появились новые предприятия. В Покрове есть завод железобетонных изделий, завод биопрепаратов, швейная фабрика, эгнергомеханический и ювелирный заводы, и хлебозавод. Ювелирный завод здесь появился как раз в 90-ые. Отдельная тема для разговора - шоколадная фабрика, созданная тогда же, и "Покровский пряник".
       
Tags: Владимирская область, Исторические исследования, Рядовая Историческая застройка
Subscribe

Recent Posts from This Community

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments