Собор на Городке в Звенигороде

После долгого перерыва предлагаю снова посмотреть памятники архитектуры Звенигорода.
Собор на Городке на моих фотографиях представлен еще до всех реставриций последних лет, ведь эти фото выполнены в 2009 и 2012 годах.







В городе Звенигороде сохранились памятники зодчества и живописи раннемосковского времени выдающегося историко-художественного значения. Это - Успенский собор на Городке, собор Рождества Богородицы Саввино-Сторожевского монастыря и относящиеся к древнейшему периоду фрагменты росписи двух храмов, а также иконы так называемого Звенигородского чина, ныне находящиеся в собрании Государственной Третьяковской галереи. Большинство из них связывается с именем звенигородского князя Юрия Дмитриевича, второго сына Дмитрия Донского.
Самый ранний из архитектурных памятников - собор на Городке, по мнению большинства исследователей построен около 1400 г. В 1390-х годах Юрий предпринимает ряд удачных походов на камских болгар, что, как полагают, позволило ему располагать определенными материальными средствами для проведения крупных строительных работ в княжеской резиденции и в основанном им монастыре на Сторожках. Впервые это мнение было высказано Л. Далем1, а затем поддержано архим. Леонидом, который писал, что только Юрий Звенигородский мог иметь время и намерение для построения и украшения храма2. Известно, что Юрий вообще отличался активностью в строительной и художественной деятельности. Критическая мысль историков архитектуры, уделявших неизменно большое внимание этому памятнику, к вопросу о его датировке больше не возвращалась3.
Исключением стала попытка передатировать время построения храма М. А. Ильиным, высказавшим предположение, что активная строительная деятельность Юрия должна быть отнесена не к концу XIV-началу XV столетия, но к концу второго десятилетия XV в. Разворот строительных работ в Звенигороде автор прямо и непосредственно связал с политической ситуацией, сложившейся после 1417 г., когда стало известно, что, согласно завещания великого князя Василия Дмитриевича, наследником престола должен стать его сын Василий. По завещанию же Дмитрия Донского его старшему сыну Василию должен был наследовать в случае его смерти брат Юрий. В момент кончины Дмитрия Василий Дмитриевич не только не имел детей, но и женат не был; кроме того, в течение XIV в. имело место наследование не только от отца к сыну, но и от старшего брата к младшему. В предвидении предстоящей борьбы за свои права Юрий, будто бы, решил "показать себя умелым организатором, рачительным хозяином, заботящимся о своих владениях... Одной из форм показа организационных способностей было строительство храмов, сопровождающееся украшением их фресками и иконами. Такая деятельность князя рассматривалась широкими кругами народа как проявление таланта умелого правителя. Поэтому есть основание считать, что бурная строительная деятельность князя Юрия началась именно после 1417 года"4. Версия эта поддержки не встретила и вызвала критику5.
Изучение исторических обстоятельств эпохи создания Успенского собора, как и сравнительный анализ архитектуры храма с другими памятниками этого круга, заставляют критически отнестись как к первой, предложенной исследователями дате около 1400 г., так и к более поздней дате М. А. Ильина - после 1417 г.
Прежде всего, можно ли рассматривать крупные работы в Звенигороде конца XIV-начала XV в. как мероприятие местного значения? Известно, какое внимание Дмитрий Донской уделял созданию кольца укреплений вокруг Москвы - в городах Коломне, Серпухове, Можайске, Рузе, Звенигороде. Дмитрий построил здесь укрепленное городище, передал в удел второму сыну Юрию.
Летописи упоминают с 1388 г. звенигородского епископа Даниила. Учреждение звенигородской епископии связано, несомненно, с тем немаловажным обстоятельством, что в последней четверти XIV в. стали особенно настойчивыми притязания Литвы к Смоленску и некоторое время город переходил из владений Руси к Литве, пока не оказался на 150 лет в составе Литовского государства. Этому способствовала женитьба Василия Дмитриевича на Софье Витовтовне по настоянию литовского князя Витовта, после кончины Дмитрия Донского. Успенский собор должен был стать храмом вновь учрежденной епископии. Наиболее вероятно, что храм был заложен около 1388 г., за год до кончины Дмитрия Ивановича; окончание строительства приходится приблизительно на 1392-1393 гг.
Убедительным доводом в пользу более ранней даты построения собора на Городке может служить сама архитектура храма. Успенский собор Звенигорода принадлежит к числу немногих, сохранившихся до наших дней памятников раннемосковского зодчества, еще тесно связанного с традициями архитектуры Владимире-Суздальской Руси. Связь раннемосковской архитектуры с зодчеством Владимира находится в общем русле культурно-исторической преемственности. В основу принимается четырехстолпный крестово-купольный тип храма из белокаменной кладки с забутовкой, но при этом создается новое конструктивное и образное решение здания.


Постройка приподнимается на высоком цоколе, что делает ее более импозантной; главный куб увенчивается кокошниками килеобразной формы в два яруса, соответствуя ступенчатому покрытию сводов, с постепенным переходом от основного объема здания к барабану купола.







Верх храма становится более живописным, нарядным, масса постройки приобретает динамичность. Тело здания посередине опоясано декоративным пояском плоской резьбы. В целом появляется заметно выраженная тенденция к усилению пластичности, и это новое качество становится ведущей линией развития русского зодчества в последующие два-три столетия. Здесь эти особенности выражены, однако, в меньшей степени, чем в последующих памятниках.



Собор на Городке является как бы переходным от владимирских храмов к московским: в нем есть еще хоры, как это было принято в княжеских храмах, а декоративный поясок вверху барабана близко напоминает оформление Дмитровского собора во Владимире.
Наибольшее сходство собор на Городке обнаруживает с церковью Рождества Богоматери Московского Кремля с приделом Лазаря 1393 г. Такие детали, как килевидность арок, наличие освещающих внутренний проход на хоры в стене шестилепестковых окон-розеток, сходная профилировка цоколя, позволяют говорить о работе одной строительной артели6. В группе раннемосковского зодчества должны быть выделены в особую подгруппу церковь Рождества Богоматери Саввино-Сторожевского монастыря и Троицкий собор Сергиевой лавры, обе постройки связываются с ктиторством Юрия Звенигородского. В них более подчеркнут принцип "палатного" строения, сильнее выражена килевидность сводов.

Следует отметить особенность плана собора на Городке - расширение расстояния между столпами в центре, чем создается широкий средний и узкие боковые нефы, способствуя единству внутреннего пространства. Восточная пара столпов значительно сдвинута в сторону алтарных апсид, не соответствуя лопаткам боковых фасадов. Этот прием образует как бы вогнутую линию размещения иконостаса, смягчая перспективную деформацию изображений к краям иконостасной стены и создавая условия для лучшей его обозримости. Возможно, дело не обошлось без пожеланий иконописцев при разработке конструкции храма. Стройные пропорции собора на Городке, сближающие его с храмами Владимира, воспринимаются особенно изысканными благодаря его расположению на возвышенности у обрывистого берега7.
Нам не представляется убедительным мнение о том, что фрески в соборе появились сразу после построения храма. Успенский собор был расписан, по-видимому, после 1415 г.

Что касается иконостаса, то он должен был появиться сразу после завершения строительства, без чего служба не может производиться. Есть основание полагать, что иконы Звенигородского чина входили в состав этого иконостаса, и датировать их следует временем около 1393 г. Подробное обоснование данных предположений изложено более подробно в монографии "Андрей Рублев"8.


Чертеж-реконструкция внутреннего пространства собора на Городке. На разрезе показан общий масштаб здания и соотношение площади собора к его высоте. Так же для масштаба показаны люди в интерьере: на уровне пола и на балконе-хорах.


Общий вид Собора на Городке с древнего городского вала


Текст - Брюсова В.Г. О времени построения Успенского собора на Городке Звенигорода.   (по материалам Русарх)

Я в этой работе несколько оживил научную статью, которая была выложена в интернет вообще без иллюстраций. И было абсолютно непонятно - о чем вообще и речь-то идет ))
Дивный русский храм! Светлый, легкий. Шесть веков, подумать только...И удачно вписывается в летний сочный пейзаж) Спасибо за прекрасные фото! Интересно, в ходе реставрации не решатся восстановить кокошники?
Позакомарное покрытие мечтали воссоздать многие поколения исследователей. Если заглянуть в тома Истории архитектуры, изданные в давние годы - то и там есть про эти своды и необходимость восстановления позакомарного завершения.
Лично я этого очень и очень опасаюсь. По многим причинам.
Во-первых мы привыкли видеть сегодняшнюю простую форму кровли. Исторична она или не очень - это бабушка надвое сказала.
Во-вторых. Разумеется позакомарное покрытие в прошлые века заменяли на обычное четырехскатное не случайно. Крыша нужна от воды и снега в первую очередь. Если в глубокой древности и было позакомарное покрытие - то протечки были, это и доказывать не нужно.
И в третьих (самое главное) - сегодня это будет обычный новодел "времен рыночной экономики". А вот этого нам и не надо!!!
а) Новодел или вдумчивый научный подход - зависит от того, кто именно занимается реставрацией и с какой целью её вообще затеяли. Мы можем ответить на эти вопросы?
б) Что плохого в том, что будет (если, конечно, будет) добросовестно, грамотно, продуманно, тактично, профессионально, качественно и осторожно восстановлен первоначальный проект, в идеале - с привлечением всех возможных соответствующих специалистов? В этом случае я только за. Возвращать красоту уже не нужно?
в) Четырехскатное покрытие старинному храму не к лицу - привыкнуть, конечно, ко всему можно - но нужно ли?
Это не просто "сложный вопрос" - это одна из самых серьезных проблем в деле реставрации древнерусской архитектуры. Где-то в начале 70-х годов (по датам могу и ошибаться) у нас были воссозданы позакомарные покрытия сразу на нескольких храмах. В том числе Троицкий собор в Сергиевом посаде, и Рождественский в соседнем Саввино-Сторожевском монастыре. Сделали ... и задумались ). Ведь полностью изменился силуэт зданий, изменились пропорции и т.д. ................
Потом посыпались статьи типа - а нужно ли было все это делать? Ответы повисли в воздухе. Но воссодания позакомарных завершений приостановилось, это факт.
В общем - ОЧЕНЬ сложная проблема, уж поверьте мне .........:))
Для раннемосковских храмов горка кокошников - чуть ли не главная изюминка,
и нынешняя кровля конечно же портит здание, хоть к тому и давно привыкли.
Грамотная научная реставрация дело хорошее, только при нынешней системе мечтать о ней опасно. У нас могут разобрать крышу и бросить всё лет на сколько-то, типа так:
https://proofreader-z.livejournal.com/326433.html
Вот в этой работе я подсобрал много фото по собору в Саввино-Сторожевском монастыре - http://odintsovgrigori.ucoz.ru/index/zvenigorod_v_xix_veke/0-239. Так смотрелся собор несколько веков, до нашенской реставрации. Про "научность" этой реставрации тоже есть несколько мнений, весьма критических. Но я не о том.
Я могу рассказать о своем впечатлении - когда впервые увидел его после реставрации. Был немного в шоке .....)
Веками стоял богатырь, а стала красна-девица. Изменился образ восприятия, собор стал через чур "обновленным", потерялся не только образ, но и историчность (
Как-то так, если в двух словах ...................
Как может не теряться "историчность" в нашем колхозе?

Видел я ролик, там немец режет капитель для Кёльнского собора на замену. Уже год режет!!!
А у нас на Кижах церковь (100 тысяч элементов) Мединский требует за 3 года закончить (к юбилею какому-то), её говорит "за сезон построили, а вы уже 10 лет ковыряетесь":
https://www.gazeta.ru/culture/2017/08/01/a_10814365.shtml?updated.