Гороховец, Владимирская область, памятники каменного жилого зодчества 1680-1690-х гг.

Город горок Гороховец – это любовь с первого взгляда, с первого кадра.

Аутентичный музей национальной русской архитектуры под открытым небом, не испорченный цивилизацией и не избалованный вниманием туристов, а потому естественный и живой, в отличие от лакированного Суздаля или изрядно потускневшего за годы Советской власти Мурома.
В Гороховец нужно ехать на неделю минимум, ибо увязаешь в его очаровании мгновенно и навсегда, и чтобы понять, какую бурю эмоций вызывает этот город в сердце, и недели не хватит – ибо это любовь  :-)))
Здесь оживают картины русских живописцев, знакомые с детства, ...

...а всё у
виденное настолько потрясает, изумляет, выбивает из колеи, что стоишь, ошеломленный, превратившись в ЗРЕНИЕ на склоне Троицкой горы, глядя восхищенно на игрушечный городок под тобою, ...

...или на Лысой горе, не в силах оторвать взгляда от раскинувшейся бескрайней поймы Клязьмы, позабыв обо всем на свете.


   История городка уходит в глубокую древность. Доподлинно подтверждено археологическими раскопками, что народ племени меря жил на этих холмах еще в пятом веке нашей эры, сам же Гороховец основан в 1158 году в качестве форпоста на восточных границах Владимиро-Суздальского княжества.
Цикл архитектурных зарисовок из Гороховца мы начнем с рассказа о сохранившихся на его улочках памятниках средневековой гражданской застройки – купеческих палатах XVII века - исключительных по редкости сооружениях каменного жилого зодчества.

Из 19 средневековых каменных купеческих палат, сохранившихся в России, 7 находятся в Гороховце (остальные - в Пскове, Нижнем Новгороде, Москве, Калуге). Каменные хоромы в то время могли себе позволить лишь очень обеспеченные горожане – представители набиравшего силу русского купечества, “посадские люди”, благодаря “Соборному уложению” 1649 года получившие возможность свободной торговли и организации промышленного производства в обмен на обязательства уплаты налогов в казну – “тягла”. Основными отраслями экономики, в которых сколачивали капиталы гороховецкие дельцы, стали винокуренное и кожевенное производство, а также сфера транспортных перевозок – Гороховец стоит на пересечении водных путей из Москвы и Владимира – в направлении Нижнего Новгорода, а там и всего обширного Волжского бассейна.
Первыми винопромышленниками города стали самые богатые его купцы – братья Семен и Михаил Ершовы, построившие винокурни, обеспечивавшие поставками продукции Москву, Ярославль, Нижний Новгород, а также большую часть Поволжья – громадный рынок сбыта. Ими же в 1680-е годы построен жилой дом, стоящий у подножия Пужаловой Горы, во всех путеводителях по Гороховцу носящий имя ”Дом Ершова”.

Дом Семёна Ершова (Михаила Сапожникова)  (по именам первого и последнего владельцев) - туристический бренд Гороховца. В этот купеческий особняк можно войти, купив билетик за 60 рублей, и изучить его изнутри вдоль и поперек - сейчас в нём экспозиция Музея купеческого быта. А потом посидеть в уютном дворике на лавочке, еще раз полюбоваться на причудливо украшенные фасады, подумать о вечном, попробовать разложить впечатления по полочкам, в очередной раз мысленно поблагодарив музейных хранительниц и добросовестных советских реставраторов – за их почти бескорыстный, порой никем не замечаемый, но безумно ответственный труд – сохранять ПАМЯТЬ. Здание восстановлено в 1970-х годах специалистами Владимирской специальной научно-реставрационной производственной мастерской, с предварительным расселением и выселением расположившихся в средневековом особняке коммуналок, овощехранилища, мастерской  и ремстройконторы. Памятник был спасен от тотального разрушения, ибо повсеместно деформированные стены и перекрытия подвального этажа, подточенные грунтовыми водами, рано или поздно не выдержали бы нагрузки.

  Композиция внутреннего обустройства средневековых каменных жилых зданий напрямую позаимствовована из древнерусского деревянного зодчества – являясь почти точной копией жилых рубленых домов, состоящих из подклета для хозяйственных целей (первый этаж) и трехчастного в плане (сени по центру, жилые помещения по сторонам) второго этажа с ведущим к нему крыльцом. Нередко существовал третий этаж, поначалу чаще деревянный, подняться на который можно было из сеней по лестнице, встроенной в стену, противоположную крыльцу. Помещения первого и второго этажей, как правило, были перекрыты сомкнутыми сводами, перекрытие третьего этажа – плоское.

 Палаты семьи Ершовых – живой учебник по архитектуре) Нижний этаж – подклет – использовался в качестве кладовых, на его второстепенное, служебное значение указывают меньшая высота, а также небольшой размер и меньшее количество окон. К моменту реставрации дом основательно ”врос в землю” – пришлось снимать слой грунта глубиной около полутора метров, чтобы высвободить окна первого хозяйственного этажа. На фасаде от основных этажей подклет отделен горизонтальным поясом.  По ассимметрично расположенному крыльцу, парапеты которого щедро украшены ширинками, жильцы поднимались на второй этаж, главенствующее положение которого подчеркивают богато декорированные наличниками окна.

Граница между вторым и третьими этажами на фасаде дома оформлена сложным карнизом с поребриком. Третий этаж первоначально был деревянным, а в
XVIII веке перестроен в камне. Окна третьего этажа выделены профилированной рамкой. И после внешнего осмотра, поднявшись по ступеням, уходя ввысь из века 21-го в век 17-й, входим, наконец, в купеческие хоромы)
Второй этаж разделен темными сенями (недостаток освещения - кадр испорчен) на две половины. Парадная левая - Красная палата - предназначалась для приёма гостей и торжественных семейных мероприятий:

Правая разделена на два помещения – жилые комнаты хозяина и хозяйки:

Все помещения перекрыты сомкнутыми сводами – от потрясающей геометрии которых сложно оторвать взгляд.

Чтобы посетители не скучали, здесь воссоздана средневековая обстановка: из музейных закромов собраны предметы быта того времени, расставлена антикварная мебель – для оживления пространства; хотя мне кажется, что даже если вынести отсюда все старинные столы, сундуки и кресла, оставив комнаты совершенно пустыми – один лишь процесс подробного изучения вот этих дивных нависших сводов, связей и распалубок будет более увлекателен, чем рассказ экскурсовода о том, чем и на чём ужинали наши предки. Хотя – да, вполне допускаю, что для кого-то посуда важнее)


В интерьерах сохранились “печи изращатые”, конечно же, потребовавшие тщательного восстановления облицовки.

В 1897 году в Санкт-Петербурге в издании Императорской Академии Художеств вышел третий выпуск архитектурного альманаха “Памятники древнего русского зодчества”, составителем которого был архитектор, реставратор, академик, исследователь древнерусской архитектуры Владимир Васильевич Суслов. На 14 листе были запечатлены планы, лицевые и боковые фасады и поперечный разрез гороховецкого Дома Ершова – каким он предстал перед глазами дореволюционных исследователей.

  Третий этаж всё того же Дома Ершова. Здесь плоские потолки уже вполне привычного нам вида. Восстановлена обстановка рабочего кабинета последнего владельца дома - Михаила Сапожникова, торговца тканями и готовым платьем, почетного гражданина Гороховца, мецената и благотворителя.

Южный фасад, окна которого выходят на склон Пужаловой Горы: первый этаж с этой стороны наполовину ”утоплен” в земле – сказывается начинающееся повышение в гору уровня грунта. Прямоугольный выступ в стене – продольная шахта с расположенной внутри лестницей, связывающей три этажа дома, по ней мы спустимся в кладовую-подклет, оценим впечатляющие размеры разнокалиберных крынок, тележек и прочего домашнего и дворового инвентаря,  вольготно расположившегося под древними сводами. Не сфотографировала, теперь жалею, но тогда хотелось поскорей выбраться на солнышко - не помещение, а настоящий холодильник – при наружных +30С  здесь весьма зябко, градусов 15-18, сказывается непосредственная близость земли.
 У Семена Ершова, усадьбу которого мы сейчас подробно рассмотрели, в Гороховце был ярый конкурент – Матвей Опарин, еще один богатейший владелец винокуренных заводов.

Дельцы враждовали, конфликты перерастали в судебные тяжбы. Видите голубые купола слева? Это Благовещенский собор, построенный в 1700 году на средства братьев Ершовых (более подробно мы о нем поговорим в следующей части нашего рассказа). На первом же плане – жилой дом семьи Опариных, возведенный в 1680-х годах, причем входное крыльцо изначально располагалось с противоположной стороны здания. Но когда спустя десяток лет практически под его окнами развернулись спонсируемые братьями Ершовыми строительные работы по возведению собора, хозяева не выдержали – на семейном совете было решено колоритное входное крылечко развернуть в противоположную храму сторону, обиженно и заносчиво отворотившись от творения заклятого соперника))

Удивительна сказочная архитектура этих средневековых палат - так и ждешь, словно в детстве, рассматривая иллюстрацию на книжном развороте, что сейчас спустится по ступеням из светелки князь в окружении бояр да дружинников… Для восстановления исторического облика дома реставраторам из Владимира пришлось основательно потрудиться – практически всё пришлось воссоздавать заново, ибо три столетия не прошли для уникального здания даром. К 1970-м годам дом представлял собой жуткое зрелище, больше похожее на руины – заколоченные досками и заложенные кирпичом окна, осыпающаяся кладка стен, от крыльца остались лишь нижние части опорных столбов, "светелка", когда-то опирающаяся на столбы, исчезла, а на второй этаж жильцы забирались по деревянной лесенке, пристроенной вдоль стены, с левой стороны от входа. Фундамент держался чудом - в подвале высоко стояли грунтовые воды, что неудивительно для дома, расположенного на набережной в 15 метрах от Клязьмы. В итоге, после масштабной реставрации, приведенное в порядок здание бывших палат Матвея Опарина было передано Гороховецкому ЗАГСу – молодые пары начинают семейную жизнь в архитектурном памятнике, что очень символично (и завершают расторжением, кстати, тоже, но мы сейчас не об этом). Ясное дело, полюбоваться сводчатыми потолками меня внутрь не пустили – хотя при желании, наверное, можно было прикинуться гостьей свадебной церемонии, которая с шумом происходила внутри, ну да ладно.


Таки да, здание того же типа, что и Дом Ершова (но нет, конечно же, они ничуть не похожи, мы же помним, что хозяева недолюбливали друг друга, потому не могли они дома себе одинаковые построить) – подклет, состоящий из двух помещений, на первом этаже. Красное крыльцо со светелкой (ах, какое крыльцо!), опирающееся на круглые массивные столбы с “капителями”, по которому поднимающийся попадает на второй этаж, с той же планировкой ”в две связи” – сени посередине, две жилых комнаты по сторонам. И деревянный третий этаж тоже был – однако, разобран новыми владельцами в 1780-х годах. Стены около 80 см толщиной, оформлены пилястрами, увенчаны профильным карнизом, с межэтажным поясом по фасаду, окна декорированы наличниками.

 Время словно остановилось – огромный старый жилой дом и древний храм. Несмотря на прижизненную вражду их отцов-создателей, вкупе образуют прекрасный архитектурный ансамбль.
В двух шагах от теремка Опарина на набережной Клязьмы сохранился еще один старинный купеческий особняк, построенный в конце 17 века, когда-то принадлежащий большой семье еще одного гороховецкого алкогольного магната Канонникова.

 Впечатляющая толщина мощных стен (около 130 см на первом этаже, около 110 см на втором), крошечные оконца, минимум орнамента - мой дом, моя крепость ))  Архитектура здания повторяет всё ту же пространственно-планировочную структуру, состоящую из подклета нижнего этажа и сеней, разделяющих жилые помещения на втором этаже. Декор лаконичен – лишь междуэтажный строгий поясок, лопатки на углах и в местах стыков внутренних межкомнатных стен с наружными стенами, да карниз. Согласитесь, в облике здания явно чего-то не хватает, его отличительная особенность – изначальное отсутствие крыльца, лестница на второй этаж расположена внутри дома. Здание административное, после серьезной реставрациии. Справа от этого фасада с торца расположен сувенирный магазин, туда стоит заглянуть, чтобы рассмотреть и оценить живописные средневековые своды.
 
Вид на особняк Канонникова со смотровой площадки древнего Троице-Никольского монастыря:


 Чуть поодаль вправо – выглядывает из-за деревьев теремок Опарина. Блестит Клязьма, за которой до горизонта простирается сплошной лес. Вечер, утомленный солнцем городок, запах нагретой травы и земли, птичий пересвист, покой, умиротворяющий пейзаж – смотрела бы и смотрела бесконечно…
Здесь неподалеку приютился еще один памятник средневековой архитектуры, спрятавшийся среди частных домиков, коими застроен склон Никольской горы:

Представитель простейшего типа каменных построек, по аналогии с широко распространёнными русскими деревянными избами – ”в одну связь” – двухэтажные деревянные сени и одно жилое помещение, перекрытые общей кровлей. Опознала по колонкам-орнаментам окошек второго этажа – просто и неброско, почти никаких изысков, лишь лопатки по углам и межэтажная тяга.

Сейчас это чей-то обычный жилой дом.

  И в завершение нашего обзора - площадь комбрига Патоличева (бывшая Базарная), обрамляет которую Сретенский монастырь с 35-метровой колокольней над Святыми воротами, построенный в 1680-х годах:

Лет десять спустя справа к стене монастыря были пристроены еще одни "купеческие палаты" (под серыми крышами), это  дом братьев Ширяевых, Григория и Ивана, сколотивших состояние на торговле выделанной кожей. К постройке монастыря Ширяевы не имеют никакого отношения - главным спонсором обители стал уже известный нам Семен Ершов.


   Тот же дом семейства Ширяевых (под крытыми глазурованным лемехом куполами Сретенского собора) - в ближайшем рассмотрении. Внутренние помещения второго этажа расположены последовательно, анфиладой - в этом отличие здания от рассмотренных нами ранее объектов той же эпохи. Выделяются нарядным декором оконца второго этажа. В 1980-х годах дом был качественно отреставрирован под ресторан с историческим антуражем для туристов. Сейчас ни ресторана, ни туристов здесь не водится - в 2001 году здание передано Сретенскому монастырю. Ширяевы же в своё время скупили винокурни у Ершовых, а затем развернули в Гороховце кожевенное производство. В екатерининскую эпоху добрались до Урала, уже в качестве "содержателей железных заводов".
  ...Гороховецкие памятники архитектуры, к моей великой радости, не подверглись реставрации в постперестроечную пору - особенно отраден этот факт при изучении сохранившихся древних храмов этого живописного городка. А посему приглашаю читателей подробнее рассмотреть эту тему в следующий раз.
                                                  (Продолжение следует..)
С Суздалем я основательно познакомился в середине 60-х годов, у нас там была практика по рисунку и живописи. Тогда в городе была одна маленькая гостиница и туристов привозили автобусами только в выходные. И вот к чему я все это рассказываю.....
Наш руководитель, преподаватель с кафедры живописи, ездил в Суздаль годами. И вспоминая говорил - ах какой был чудесный город раньше, как же его поиспортили туристы. А ведь до постройки туристического центра впереди были годы и годы.....
Так что везде у нас с развитием туризма все становится грубо-лакированным и не естественным.

А на ваших снимках виден чудом сохранившийся город, настоящий старинный среднерусский город!
Да, просто созерцать его - это уже счастье :)))
Благодарю Вас за прочтение) Гороховец - это параллельное измерение, там время течет по иным законам, неторопливо, словно сонная мелководная Клязьма, всё никак не вернувшись из прошлого в день нынешний (и это прекрасно!) )) В Суздале же чересчур многолюдно, многосувенирно, многоголосно, хотя и есть на что посмотреть, благо реставрирован он частично в Советские годы, но суета не украшает наши старинные городки - желания возвратиться туда нет. В отличие от Гороховца))
Не понял наездов на Суздаль. Из города сделана туристическая "конфетка", причём не без участия местных жителей. Жить в городе-"звезде Золотого Кольца"-то ещё "удовольствие".
Ну и что в этом плохого??? Что, лучше было бы иметь ещё один Осташков, где деревянные дома сгорают целыми кварталами?
А насчёт Гороховца понял одно-надо ехать. Пост какой-то невнятный, с "никакими" фотками...

Edited at 2018-03-08 03:54 pm (UTC)
Конечно, езжайте. Вживую Гороховец производит еще более сильное впечатление. Транспортное средство только советую поберечь - это же Вам не туристическая "конфетка", дороги там весьма убитые.
Да просто есть Суздаль пятидесятых - семидесятых годов, наполненный историей. И есть сегодняшний туристический Суздаль, да к тому же окруженный кварталами двухэтажных вилл.
Ничего плохого в этом нет.
Это "другой" город и только.....
Нашел у себя старую книжицу из серии "Дороги к прекрасному", такие маленькие желтенькие книжечки когда-то выпускали - По окраинным землям Владимирским. Автор А.А.Тиц, 1969 год. Изд Искусство.
Интересно сравнить фотографии .....
Под такой же фотографией, как у Вас на первом месте, надпись гласит - "Гороховец. Бывший дом Сериных, принадлежавший в конце XVII века купцам Опариным".
Конечно все облупленное, но живописное. Основное отличие в кровлях, тогда были простые и невысокие, теперь - "теремные" и с дымниками .... ))
В той же книге на следующей фотографии - южный фасад дома Опарина, к которому изначально было пристроено крыльцо, перемещенное позднее на противоположную сторону. Центральная часть южного фасада со сдвоенным окошком второго этажа, отличающимся от соседних собратьев как размером, так и декором - указывает на отсутствие недостающего элемента.
История с переносом крыльца на другой фасад дома и поучительная и смешная одновременно. Читал запоем и у Вас в отчете и в этой книжечке. Конкуренция двух семейств была на уровне кровной вражды....)
И только время все вылечило.
Музей, ЗАГС, любое общественное предназначение здания подходит для этих древнерусских палат. А музей в таком интерьере - это вообще самое лучшее, что может быть!
Не знала я про Гороховец в конце 60-х, когда мы ездили в Суздаль и Владимир, теперь очень сожалею об этом.
Такое чудо - расчудесное этот городок!
О нём вообще мало кто слышал. Я увидела Гороховец в "Солнечном ударе" Никиты Михалкова - и словно околдовало) Городок, в котором высадились главные герои. Сняты и Благовещенский собор, и Сретенский монастырь, и Базарная площадь, и умопомрачительные пейзажи Клязьмы с высоты Лысой горы. Вживую это во много раз сильнее, чем на экране.