Фонари тучереза

История высотки Эрнста Нирнзее
March 1, 2017
Материал об истории знаменитой высотки в Б. Гнездниковском переулке вышел в газете "Москва. Центр". Сначала хотела приурочить его к дню рождению одного из любимых архитекторов модерна Эрнста Нирнзее, но оказалось, что свидетельств о датах не осталось.
Вспомним творчество архитектора без лишних информационных поводов :)

ФОНАРИ ТУЧЕРЕЗА
Про дом № 10 в Большом Гнездниковском переулке говорили, что в нем живет нечистая сила. Набожные горожане крестились, когда «чертовы фонари» — мерцающие наконечники стальных ограждений смотровой площадки на крыше — освещали грозовые тучи над Москвой. Автор «тучереза» только посмеивался: недобрая слава превращала дом в коммерчески привлекательный объект.

85dc8a_7085463142794a7f9f96101004312513~mv2.jpg

Автором первой московской высотки стал Эрнст Карлович Нирнзее. Достоверных свидетельств о зодчем осталось мало — кроме трех десятков зданий, украшающих столицу и по сей день.
Эрнст Карлович был как талантливым архитектором, так и сметливым предпринимателем. Квартирный вопрос, упомянутый Михаилом Булгаковым, чья жизнь, кстати, тоже связана с тучерезом, в начале прошлого века стоял остро. Нирнзее вовремя понял, как использовать квадратные метры эффективнее, решив возвести дом, равного по высоте которому не было в Москве.
Десятиэтажный дом взметнулся над городом в 1913 году. Помимо этажности, еще одна хитрость архитектора состояла в площади квартир. Нирнзее предложил москвичам небольшие по квадратуре жилые помещения — сейчас они зовутся студиями. В то время как площадь квартир колебалась от 28 до 75 квадратов, высота потолков почти в четыре метра поражала роскошью. Как и электрический лифт, собственная телефонная подстанция, паровое отопление.
Целевой аудиторией дома стали небогатые москвичи, большей частью несемейные, способные снять квартиру в благоустроенном доме в хорошем районе. Так дом приобрел еще одно прозвище — «дом холостяков», рассказал краевед Александр Усольцев. С 1913 года до середины 30-х дом Нирнзее удерживал звание самого высокого жилого здания Москвы.
До революции здесь жила богема, а подвал занимал знаменитый театр-кабаре «Летучая мышь». Слава о вечеринках в доме Нирнзее гремела по всей Москве.
Призрак Маргариты
После 1918 года здание национализировали, на его крыше поместилось кафе. С ним-то и связана известная байка.
Однажды за столиком сидели Владимир Маяковский, Велимир Хлебников и Юрий Саблин. Последний в компании знаменитостей чувствовал себя не в своей тарелке. Вспомнив про свой орден Боевого Красного Знамени за номером 005, он вдруг сказал:
— Таких, как я, всего пять человек на весь СССР.
— А таких, как я, всего один, — отозвался Маяковский.
— А таких, как я, и вовсе нет… — печально ответил Хлебников.
Со своей третьей женой, Еленой Сергеевной Шиловской, здесь познакомился Михаил Булгаков. Елена Сергеевна стала прообразом Маргариты в романе Булгакова. О ней Михаил Афанасьевич напишет: «Да, любовь поразила нас мгновенно. Мы разговаривали так, как будто расстались вчера… И скоро, скоро стала эта женщина моею тайною женой».
Кадр из комедии Э. Рязанова «Служебный роман», в которой на крыше этого дома происходит одна из сцен.
Любовь, хоть и киношная, продолжала терзать сердца спустя десятки лет. На крыше тучереза плакала Людмила Прокофьевна Калугина, ее утешал неловкий Анатолий Ефремович Новосельцев — прямо под триангуляционным знаком.
Огонь, батарея
Дом видел и любовь, и войну. В дни Октябрьской революции крышу облюбовали юнкера с пулеметами, в Великую Отечественную войну здесь разместилась зенитная батарея, отражавшая воздушные налеты, отметил Александр Усольцев.
Отсюда же пускали артиллерийские салюты.
— Спустя годы дом остался жилым. Вот только на крышу уже не пробраться — ее состояние не внушает доверия, — заметил Усольцев.
И еще один интересный факт. До революции, кстати, крыша служила и киноплощадкой. Жители с восторгом рассказывали, как с нее чуть не сорвался акробат по имени Амо Бек.
Трюкач, чудом уцепившись за карниз, благополучно спустился на землю. На следующий день видели пьяным в дым оператора — отснятый материал ушел в брак…
Амо Бек с годами превратился в легенду армянского кино, режиссера Амбарцума Ивановича Бек-Назарова.
Удивительные истории хранят вековые стены тучереза.

..............................................................................................
За достоверность не ручаюсь, найдено в интернете, оригинал здесь - статья

Мне тоже Нирнзее нравится. Но Вы забыли сказать о лифтах! Три комфортабельных лифта - тогда маловиденная новинка! - за считанные минуты переносили желающих (за плату, разумеется) из городской сутолоки и толчеи в "немыслимые выси"..))))
Дело в том, что это не моя статья. Чуть ли не в первый раз за все время пребывания в ЖЖ, я решил пометить статью из интернета. Просто она мне понравилась некоторыми своими фразами нашей тогдашней богемы.
Вообще-то я в этом доме был, но очень давно, запомнилась коридорная система на этажах.
Про лифты не помню, но конечно - это была редкость в те годы :))
В музее Москвы на Зубовском была роскошная выставка, посвященная дому Нирнзее. Там в кинозале можно было посмотреть документальный фильм о доме, быте, обитателях. Я раза три его просмотрела - так всё интересно, необычно.
Уже то, что это первая московская высотка, делает это дом уникальным, но он хорошо и сам по себе, как яркий пример доходного дома в стиле модерн.
Я не изучал специально этот вопрос, но первой московской высоткой упорно называют - Доходный дом Афремова у Красных ворот, 1904 г., арх. О.Шишковский.
В моей работе о модерне есть его фотография - http://odintsovgrigori.ucoz.ru/index/modern/0-255 - но тоже не буду утверждать, что именно он был самым первым :))