Елоховский проезд. Часть 3. Окончание.

                                     Елоховский проезд. Часть 3.
             Часть 1. Часть 2.

       Дом №9 - старинная усадьба рубежа XVIII - XIX в.

   В конце XVIII в. усадьба принадлежала Т. И. Чонжину (1722 - 1803гг.), бывшему в 1783 - 1785 гг. московским вице-губернатором.
Судя по плану 1774 г., в усадьбе по красной линии улицы стоял деревянный дом.

    В начале XIX в. усадьба перешла к вдове генерал-майора Анастасии (Настасье) Нечаевой, а в 1814 г. ее приобрел купец 2-й гильдии Михаил Иванович Крашенинников.
   М. И. Крашенинников родился в некогда состоятельной семье серпуховского купца, в тот период когда его отец полностью разорился. После скорой смерти отца он успел испытать  на себе нужду . В пятнадцатилетнем возрасте мать отправляет его в Москву на обучение, дав на дорогу семь копеек. Эта ничтожная сумма спустя несколько десятилетий выросла до десятимиллионного состояния. В 27 лет он открывает в Москве собственное дело – торговлю и ткацкую фабрику. Партнеры по коммерческим операциям высоко и с уважением оценивали деловые качества, честность и порядочность Крашенинникова.
                                          

     Точная дата возведения главного дома неизвестна: по одной версии он был выстроен в промежуток между 1804 и 1816 гг., по другой - его построил  купец Крашенинников после войны 1812 г. , в 1914 г.
     В середине XIX в. усадьбу приобретает Николай Федорович Мамонтов, один из сыновей основателя знаменитой русской купеческой династии.
   Николай Федорович на свою долю наследства построил фабрику лаков и сургуча и в середине 1840-х годов, купив роскошный дом на Разгуляе, переехал в Москву. Семья у него была поистине огромной: он, жена Вера Степановна и тринадцать детей (вообще – 17, но четверо мальчиков умерли в детстве). Семью свою Николай Федорович любил настолько, что даже велел написать особенную картину, на которой она была изображена в полном составе.
     Н. Ф. Мамонтов предпринимает значительные перестройки в усадьбе: в 1856 - 1857 гг. строятся западный и восточный корпуса, ограничивающие парадный двор.

    Арки, по обеим сторонам от главного дома, соединяющие флигели
                             Елоховский проезд.


     Тогда же он и поменял декоративное оформление интерьеров. До сего времени сохранились искусственный мрамор стен, фигурные филенки, лепные украшения, мраморные камины. Тогда же появились и замечательные балконы, украшенные чугунной вязью, фонари, прекрасная чугунная трехмаршевая лестница, ведущая от вестибюля на второй этаж.


                                 
    У Мамонтовых воспитывалась крестная П. И. Чайковского, дочь Г. А. Лароша, друга Петра Ильича, и, конечно, этот дом часто посещался самим Петром Ильичом и другими музыкантами.
    Об этой усадьбе и жизни мамонтовской семьи вспоминает старшая дочь П. М. Третьякова и внучка Н. Ф. Мамонтова Вера Павловна Зилоти: "Во дворе по ограде росли большие деревья, в них и тенистом саду пели весной птицы, а из окон неслись с ранних пор звуки Баха, Бетховена, Шопена и Листа".
    Мамонтовым усадьба принадлежала около 60 лет, а в начале следующего века здесь обосновалась библиотека.
    В 1911 г. Дума приобрела за 180 тысяч рублей бывшую мамонтовскую усадьбу, и библиотека была открыта.
    До сих пор библиотека имени А. С. Пушкина находится в этом здании, перед которым стоит бюст поэта работы скульптора В. Н. Домогацкого, поставленный здесь, возможно, в 1937 г. к столетию со дня гибели.

  Дом №7\31с24 (числится по Спартаковской улице как дом 7) - двухэтажный с мезанином каменный дом, выстроенный в самом начале XIX в, стоит на углу Елоховского проезда и Новорязанской улицы. Здание возвели на довольно узком участке, поэтому одноэтажные хозяйственные флигели построили сзади. Оба флигеля снесены.
   Еще до недавнего времени полностью сохранялась интерьеры дома (уничтожены в 1980-х годах). Крыльцо вело в служащие парадными сенями коридор, широким проемом открывавшийся на трехмаршевую парадную деревянную лестницу; в коридоре сохранялись пилястры, лепнина, арочные фрамуги дверей с веерным переплетом. В парадной анфиладе второго этажа располагалась замечательная угловая печь с вогнутым зеркалом и тонким лепным бордюром, а в завершающих анфиладу невысоких комнатах северного торца - несколько дверей классического рисунка. В жилые комнаты мезанина и антресолей вела внутренняя деревянная лестница.
В первой половине века дом принадлежал купцам Матвеевым, один из которых в 1851 г. изменил его внешний вид - тогда-то и появились стрельчатые очертания оконных ниш второго этажа. Каким именно купцам Матвеевым принадлежал дом, выяснить не удалось, т.к.нет в источниках их имени отчества, а купцы с фамилией Матвеевы имели дома в Лефортово, на Пятницкой улице, еще об одних купцах Матвеевых, имевших усадьбу неподалеку и сохранившиюся до наших дней, правда, в плачевном состоянии, в Волховском переулке, я писала здесь.

    Перед революцией с 1912 г. дом принадлежал московскому купцу, фабриканту и домовладельцу Клингерту Густаву Густавичу (1836 - 1921 гг.). В 1865 году  он оносновал фабрику серебряных изделий.
                                      
    Фабрика производила столовое серебро и выполняла специальные заказы, в том числе на изготовление коронационных блюд; ее продукция удостаивалась медалей на международных выставках в Лондоне и Эдинбурге (1886), Париже (1889, 1890), Чикаго (1893), Антверпене (1894). Также Г. Клингерт выполнял изделия с "русской эмалью" для Фаберже.
    С 1905 года, когда было организовано также ювелирное производство, фабрика Клингерта стала называться "Фабрикой золотых и серебряных изделий"; располагалась она в собственном доме Клингерта: до 1912 года в Малом Сыромятническом пер., затем на Елоховской площади. 15 октября 1917 Клингерт продал фабрику двум рижским предпринимателям.
   Ниже несколько фото изделий фабрики Клингерта Г.Г.
                                   
                                       

                                       

                                      

                                      
   Изделия его фабрики хранятся в Оружейной палате Московского Кремля, в частности известно о винном наборе. Со второй четверти XIX века становятся популярными изделия с видами русских городов, знаменитых архитектурных сооружений и памятников национальным героям, его винный набор как раз из этой серии.
   Кроме того, Клингерт был коллекционером  и известным нумизматом, ему принадлежала одна из выдающихся коллекций русских монет в Москве. Он прекрасно разбирался в монетах царской России и часто выступал экспертом в сделках купли и продажи монет.
    На противоположной стороне расположен небольшой скверик. До советской власти (он был распланирован в 1914 г.) сквер назывался Пушкинским - по расположенной рядом библиотеке имени поэта.

    В скверике стоит памятник революционеру Николаю Эрнестовичу Бауману, открытый в 1931 г. (скульптор Б. Д. Королев).
                                   

Использованы материалы: testan.rusgor.ru/moscow/book/sela/mosslob16_3.html; www.oldmos.ru/photo/view/5668; info.idmitrov.ru/krasennikovi.html; www.modernlib.ru/books/chumakov_valeriy/russkiy_kapital_ot_demidovih_do_nobeley/read/; Книга "Памятники архитектуры Москвы"; http://www.artantique.ru/brand-item.phtml?id=92; http://www.mirinvestizij.ru/publ/iz_istorii_numizmatiki/2-1-0-157
Другие улицы Москвы и их достопримечательности. Оглавление.
Спасибо, очень детальный отчет, вся история рассказана ))

Повторюсь - место значимое и красивое, но очень испорчено недавними "поновлениями".
Наш "строительный бум" для исторических зданий, для памятников архитектуры оказался хуже бомбежки (((
Полностью согласна. И не только это место, но и над местами вокруг, потрудились "на славу". Только на днях мне прислали похожий комментарий про Ольховскую ул.