ser_stepanov (ser_stepanov) wrote in architectstyle,
ser_stepanov
ser_stepanov
architectstyle

Categories:

Статья Брайцевой О. И. в альманахе "Архитектурное наследство" № 26 1978г. часть 1.


  • Новое и традиционное в храмовом зодчестве Москвы конца XVIII в.

Брайцева О. И.

В конце XVII в. поиски новых форм в ар­хитектуре, как и в других областях русской культуры, выступают особенно рельефно. С от­меной местничества в 1682 г. на политическую арену выступают прогрессивно настроенные сторонники новых начинаний во всех облас­тях русской жизни. Крепнут и расширяются внутренние и зарубежные (западноевропей­ские) связи. Ц общественную идеологию все настойчивее проникает светское начало. Рост производительных сил и, в частности, развитие строительной техники дали зодчим большие возможности в строительстве для осуществле­ния творческих замыслов, отвечающих новым идейно-эстетическим и практическим запро­сам общества.


В едином русле развития русской архитек­туры того времени ясно обозначались две тенденции. В одном случае зодчие шли по пути совершенствования традиционного типа храма (с приделом, галереей или трапезной) на основе новых эстетических принципов. Цер­ковь Николы «Большой Крест» в Москве (1680 - 1688 гг.) - одно из ранних произведе­ний этого направления, получившего блестя­щее завершение в строгановских постройках рубежа XVII—XVIII вв.

Другая часть зодчих, отходя от церковных правил, утверждала новое в объемно-прост­ранственной форме здания. Эти поиски завер­шились созданием трехчастного строго сим­метричного по двум осям храма, который на­шел свое яркое воплощение в церкви Успения Богородицы на Покровке в Москве (1696 - 1699 гг; зодчий Петр Потапов).

В обоих случаях зодчие творчески осваива­ли новые формы убранства. Важнейшим из них был ордерный декор, исходящий от ренес­сансного и барочного ордера.

Храм Николы «Большой Крест» на подклете был возведен в крупном торговом центре Москвы — Китай-Городе близ Ильинских во­рот.

              1. Вид на церковь Николы «Большой Крест» (1680 – 1688гг.) с юга.

Высоко поднимаясь над крепостными сте­нами, он служил высотным ориентиром при подходе к Китай-Городу и Кремлю. Большая высота основного объема храма(около 40 м), богатство и новизна белокаменного убранства, четко рисующегося на фоне красных кирпич­ных стен, выделяли здание среди окружавших его строений (рис. 1).

В композиции этого храма наряду с ярко- выраженными чертами новизны еще были сильны отзвуки прошлого. Оставаясь верным традиционному типу кубического пятиглавого храма с приделом и троечастием апсид, зод­чий искал новое в пределах старой схемы.

Данью старине являлось и завершение чет­верика кокошниками, обычными в храмовой архитектуре середины и третьей четверти XVII в., как и мотив раковин в тимпанах ко­кошников, шедший от Архангельского собора (1505 - 1508 гг.) Московского Кремля. К нему же восходят и ордерные членения фасадов на ярусы, своего рода этажи.

Архаична была и система освещения храма верхним светом. По сравнению с церковью Воскресения в Кадашах в Москве (1687 г.), где была создана новая двухъярусная форма светового барабана центральной главы, значи­тельного для тех лет размера (d=2,5 м над помещением 10x10 м), одноярусный барабан церкви Николы (d= 1,7 м над помещением 9,53X9,3 м) казался незначительным.

Однако зодчий китайгородской церкви не стоял в стороне от поисков средств улучшения освещения интерьера — важной проблемы то­го времени, отражавшей развитие светских, реалистических тенденций. Увеличив высоту храма и введя дополнительный ряд восьми­угольных окон, расположенных близ пят сво­да, он дополнительно осветил храм за счет бокового света. Таким образом была усилена торжественность интерьера, гармонирующего с внешним обликом храма, которому членение фасада ордером на «этажи» придавало двор­цовые черты. Пышно украшенные крыльца за­падного и южного входов в храм дополняли это впечатление.

В то же время поэтажное членение куби­ческого объема не нарушало впечатления его цельности, благодаря трактовке третьего яру­са с восьмиугольными окнами как аттикового, завершающего четверик в целом. Тем самым был создан органический переход от стены к кокошникам и главам.

Новые черты проявились и в обшей компо­зиции здания с явной тенденцией к центричности архитектурных масс, где придел и апси­ды были подчинены устремленному ввысь чет­верику. Простота и ясность объемного строя здания, вертикальность пропорций и строго осевое размещение оконных проемов четверика отражали новый этап в развитии русской ар­хитектуры. Особенно примечательно членение основного объема здания ордером с равными интерколумниями, расположение окон по осям межколонных полей. Расстановка колонн по принципу метрического ряда предвосхищала аналогичный прием в «строгановских» по­стройках и в архитектуре последующего вре­мени. Но в церкви Николы ордерная декора­ция была, как и в Архангельском соборе, лишь ритмическим членением стены, не связанным со структурой здания. В то же время пропор­ции ордерных форм и их трактовка стояли здесь ближе, чем где-либо в то время, к кано­ническим (рис. 2, табл. 1).


В пропорциях и трактовке колонн и анта­блемента ордера первого яруса черты дориче­ского ордера выдержаны весьма последова­тельно (рис. 3, см. рис. 2). Дорическому анта­блементу с триглифами и метопами с розетка­ми отвечает аналогичная капитель с эхином, украшенным иониками. Пропорция колонны второго яруса с коринфизированной капителью Никольской церкви также совпадает с каноном коринфского ордера.


32-1.jpg

1а. План верхнего этажа и продольный разрез 

церкви Николы «Большой Крест» (схема).

Реконструкция автора по материалам П. Н. Максимова

Хотя трактовка антаблемента и профиль карниза отличаются значительно большей простотой. В трактовку антаблемента включен мотив в виде кронштейнов-зубчиков, поддерживающих вынос архитрава в интерколумниях, идущий от русского кирпичного зодчества середины XVII в. Это, как и раскреповки над колоннами, подчеркивало неразрывную связь ордерного декора со стеной – ведущей тектонической системой древнерусского зодчества.

Введение кронштейнов увеличивало высоту антаблемента в межколонных полях стены, подчеркивая тем самым его значение вместе с аттиком как элемента, завершающего четверик. При незначительной высоте карниза аттика создавалась органическая связь между четвериком, кокошниками и венчающими весь объем, легко растущими вверх главами.


В архитектуре церкви Успения на Покровке в Белом городе новое начало, находившееся в гармоническом единстве с традиционным, выступало более отчетливо. Храм был возведен на угловом участке на месте более ранней церкви (см. Снегирев И. Возобновление и освящение церкви Успения Божьей матери в Москве на Покровской улице. М., 1858-1859, с.7.), невдалеке от крепостных Покровских ворот Белого города. Величественный храм занял господствующее положение среди окружавших его более низких строений.

В основу композиции Успенской церкви, возникшей на московской почве был положен широко распространенный в посадском строительстве середины XVII в. бесстолпный тип храма, известный под названием «кораб­ля», где по главной оси здания следовали алтарь, церковь, трапезная и колокольня. Но эта схема приобрела новую трехчастную структуру, в которой трехглавие сочеталось с пятиглавием, а алтарь и трапезная, равные по величине и трактовке объемно-простран­ственной формы, примыкали к основному объему храма с востока и запада. Все три части были построены как «восьмерик на четверике». Однако четверик основного бо­лее крупного объема был выше четвериков и восьмериков примыкающих объемов и трак­товался как основная, увенчанная пятиглави­ем архитектурная форма.


                  3. Церковь Николы "Большой Крест". Детали ордеров четверика (реконструкция автора).





Зодчий создал живописно-уравновешен­ную композицию при строгой симметрии со­ставляющих частей - церкви и отдельно сто­ящей по ее продольной оси пятишатровой колокольни
(колокольня включала в себя и церковь). Терраса - гульбище, равная по высоте зимней церкви, объединила эти части в единое гармоническое целое (рис. 4). Здесь древнерусский принцип живописной асим­метрии выступал в единстве с новыми черта­ми регулярности, отвечающими эстетическим идеалам общества.


                                                      5. Церковь Успения. Фрагменты фасадов гланой части здания.

                                                                                           продолжение статьи во второй части.

Блестящая статья архитектора-реставратора, сотрудницы НИИТИАГа, автора многих книг и статей по истории русской архитектуры-
Ольги Ивановны Брайцевой.
Несколько дней назад в Госкаталоге нашел две её фотографии:

Архитекторы-реставраторы Харламова А.М., Сухов Д.П., Чиняков А.Г., Брайцева О. 1957г.


Архитекторы Брайцева О.И., Сухов Д.П., Харламова А.М.1957г.
Фотографии выполнены 14 сентября 1957 г.

Tags: 1.6 - Архитектура Московского царства, 2. "Нарышкинское" Барокко, Исторические исследования, Москва
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments