armavi (armavi) wrote in architectstyle,
armavi
armavi
architectstyle

Categories:

Заметки о старой архитектуре Армавира


Кубанский город Армавир, где проживает сегодня немногим более 200 тысяч человек, несмотря на свое центральное положение на главной магистрали Северокавказской железной дороги, в узле еще одной линии, идущей к Черному морю, практически не попадает в поле зрения путешественников-блогеров. Удивительно, но в начале ХХ века о селе Армавире в центральной прессе писалось больше, чем в наши дни о достаточно крупном городе. Полагаю, что многие ничего и не слышали о таком месте. Вместе с тем, Армавиру, хоть он и не избалован вниманием путешественников и туристов, есть, что показать и рассказать.


В его истории немало поистине уникальных страниц. Достаточно сказать, что Армавир - это единственный в России населенный пункт, который еще в дореволюционный период прошел стадии-трансформации: аул (основан в 1839 г.) – село (с 1876 г.) – город (с 1914 г.). Он являлся главным в стране центром своеобразного и любопытнейшего субэтнического сообщества черкесо-гаев (черкесских армян). В начале 1910-х годов Армавир, в котором проживало около 60 тысяч человек, представлял собой крупнейшее и самое городское по своему внешнему облику, масштабам, выполняемым функциям и общему характеру жизни село в Российской империи. О значении и неповторимой специфике Армавира можно говорить еще долго, но в рамках тематики данного сообщества хотелось бы познакомить читателей с некоторыми интересными особенностями его старой архитектуры.
Уникальность архитектурного облика селения Армавир в конце XIX – начале ХХ в., причем не только в региональном контексте, но даже в масштабах всей России, определяла своеобразная «триада»:
          1. особняки с куполами-луковками;
          2. надкрылечные кованые навесы с фигурками сказочных «дракончиков»;
          3. дома с изображением фамильных тамг (тавро) черкесо-гаев.
В предреволюционные годы одним из излюбленных приемов местного строительного искусства являлось использование в качестве декоративных украшений зданий куполов в форме луковок, обычно чешуйчатого покрытия с небольшими круглыми окошками-люкарнами. Чаще всего такие навершия устанавливались над полукруглыми угловыми ризалитами, играя роль не только выразительного архитектурного акцента конкретного дома, но и выступая в качестве живописных визуальных доминант, оформлявших перекрестки улиц. Иногда такие купола были увенчаны фонарем. Подобные луковки можно увидеть в гражданской архитектуре и других городов России, например, Ростова-на-Дону, Новой Нахичевани, Азова, Юзовки, Киева, Санкт-Петербурга, Москвы и др., однако нигде более они не встречались в таком количестве и концентрации на относительно компактной территории центра поселения.
В настоящий момент, исходя из доступных изобразительных материалов, известно более десятка армавирских зданий с луковками. Все они были возведены в 1890-х – 1900-х гг. В большинстве своем такие купола украшали жилые полутора- или двухэтажные особняки. Снгодня уцелело всего 3 здания начала ХХ в. с луковками над угловыми ризалитами, которые имеют статус объектов культурного наследия: Ул. Ефремова, 64. Хлебопекарня и жилой дом с торговыми помещениями Т.С. Саркисова (1910 г.); ул. Люксембург, 151. Жилой дом П.Т. Кандидатовой (1907-1910 гг.) и ул. Ленина, 141. Дом Г.М. Кирьякова (1900-е гг.), в котором располагалась больница Армавир-Туапсинской железной дороги. Сохранился еще ряд особняков, которые прежде были украшены такими куполами, но позже луковки были тут демонтированы.


Дом купца А.М. Тарасова (1900-е гг.).


Дом врача П.Г. Кудрявцева (1911 г.).


Дом Г.М. Кирьякова на снимке 1960-х гг.


Дом П.Т. Кандидатовой на снимке 1960-х гг.


Дом и пекарня С.Т. Саркисова.

Еще одной примечательной особенностью старой архитектуры села Армавира являлось обилие кованых и литых деталей в экстерьере построек: надкрылечные зонты и навесы, балконы, парапетные решетки, ограждения перил, лестницы, ворота и т.п. Следует отметить, что для зодчества южных городов России, такое обилие металлических элементов – явление довольно распространенное. Произведения кузнечного искусства часто украшают дореволюционные здания в Краснодаре, Ставрополе, Владикавказе, Ростове-на-Дону, Новочеркасске и др. Однако, только в Армавире во внешнем облике большинства армавирских надкрылечных козырьков (чаще всего на боковых решетках) присутствовал один интересный изобразительный сюжет – фигурки сказочных существ, которые условно можно назвать «дракончиками». В других городах региона подобные детали не встречаются, за исключением некоторых ближайших к Армавиру станиц. Можно уверенно говорить о том, что такие надкрылечные зонты являлись оригинальным авторским продуктом творчества кого-то из местных кузнецов, получив большую популярность среди домовладельцев-застройщиков. Когда-то входы в особняки армавирцев украшали сотни таких навесов, ныне же их осталось несколько десятков. Наибольшая их концентрация сохранилась на четной стороне улицы Кирова между улицами Лермонтова и Люксембург.  
Ниже лишь несколько примеров армавирских надкрылечных навесов с фигурками «дракончиков»:

















Третьим компонентом местной «архитектурной триады» являются дома с изображениями старинных черкесских тамг – фамильных знаков собственности коренных армавирских армян. В основном они представляли собой несложные геометрические фигуры. Традиционно у горцев Северного Кавказа тамги использовались для клеймения скота, но только в Армавире они стали сравнительно массово помещаться на фасады и отдельные детали (аттики, надкрылечные навесы) зданий, выполняя роль своеобразных родовых гербов домовладельцев. Такие знаки имелись на домах черкесо-гаев Тарасовых, Богарсуковых, Аладжевых, Каспаровых, Егоровых  и др. Точное их количество неизвестно, ввиду недостатка изобразительных материалов с четким детальным отображением фасадов. В современном Армавире здания с тамгами единичны. Это дома Аладжевых (ул. Кирова, 22 и ул. Дзержинского, 47), а также Каспаровых (угол улиц Жукова, 169  и Кирова, 2) где родовая тамга на аттиках использована в качестве основы для декоративного рисунка растения. 


Дом Л.И. Аладжева (ул. Дзержинского, 47) с фамильными тамгами.


Тамга на аттике дома Товарищества мануфактур братьев Тарасовых (снимок 1940-х гг.).

Уникальность градостроительной ситуации, сложившейся в Армавире в конце XIX – начале ХХ в., заключалась в разительном контрасте городской по своему масштабу и характеру пространственной среды и застройки и сохранявшегося сельского статуса поселения. В этом отношении можно констатировать, что к 1914 г. Армавир превратился в крупнейшее и самое урбанизированное село Российской империи. И хотя в стране имелось немало больших торговых и фабрично-заводских селений, имевших представительный внешний облик, таких как: Орехово-Зуево, Балаково, Кимры, Павлово, Покровская слобода, станицы Лабинская, Каменская и многие другие, ни в одном из них не сложилась такая разнообразная городская среда и общий характер жизни, как в Армавире. Этот вывод хорошо иллюстрируется представленными ниже старинными открытками с видами села Армавира.

































К сожалению, в годы Великой Отечественной войны в результате массированных бомбежек, центр города был превращен в руины. В результате от достаточно цельного архитектурного ансамбля к нашему времени уцелели лишь единичные здания, к тому же нередко перестроенные до неузнаваемости. Некоторым утешением является лишь тот факт, что при восстановлении на главных улицах города было возведено немало красивых жилых и общественных построек в стиле советского классицизма.
Впрочем, ныне они имеют весьма неприглядный вид. Облезлые фасады, отваливающиеся лепные детали, разобранные аттики, демонтированные паратетные решетки, рекламный мусор - все это реалии современного облика города.

Tags: 7. ЭКЛЕКТИКА, 8. Стиль МОДЕРН, 9. РЕТРОСПЕКТИВИЗМ, Краснодарский край, Рядовая Историческая застройка
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments