Большая Почтовая улица. Часть 1.

                                  
    Большая Почтовая улица. Часть 1.

    Рассказ об этой улице практически не встретишь в путеводителях, а если и встречается упоминание о ней, то только в связи с Буденовским поселком (о нем тоже поговорим), поэтому предлагаю прогуляться по улице и посмотреть, что же здесь сохранилось, а что утрачено.
   Прежнее название улицы Хапиловская, или Нижняя (Хапиловская). Ю. Горбаневский в книге "Москва: кольца столетий" пишет: "Интересна история топонима Хапилово. На карте современной Москвы уже давно нет деревни Хапилово. Однако долгое время существовали восемь Хапиловских улиц. Сохранился Хапиловский пруд, а старожилы района должны помнить и речку Хапиловку – приток Яузы, ныне забранную в трубу, как и многие другие московские речки и ручьи. Все эти названия восходят через наименование населенного пункта – деревни Хапилово – к антропониму, к русскому прозвищу Хапило. В давние времена предприимчивый мельник, носивший прозвище Хапило (означавшее не что иное, как просто «хапуга»), построил на том месте, где сливались речки Сосенка и Серебрянка, свой двор и плотину с водяной мельницей. Потом здесь выросла деревня, которую начали называть Хапилово и Хапиловской, а от нее уже пошли наименования речки, моста, нескольких улиц и даже Хапиловских бань".

Так это или не так сказать трудно, но что касается названия именно этой улицы, вызывало недоумение еще в XIX веке.  В своих воспоминаниях Покровский  Д.А. пишет: "Имеет ли эта речка с своим прудом отношение к улице, пролегающей от Дворцового сада и Лефортовского дворца до центра бывшего села Покровского, то есть до нынешней Покровской общины, и если имеет, то какое именно, — нам не удалось добыть сведений, а догадки на этот счет не совсем удобны, так как речка Хапиловка с своим прудом в Преображенском разделена от улицы Хапиловки в Покровском чуть не верстою расстояния и целою Яузой, составлявшею некогда прочную границу между Покровским, с одной стороны, и Преображенским и Семеновским — с другой, и потому естественных точек соприкосновения между собою иметь не могли".
   В конце XIX века юго-восточная часть Хапиловской улицы была переименована в Почтовую, по находившемуся здесь с XVIII века почтовому двору. Попробовала поискать место, где же находился этот двор, но никаких упоминаний о нем не нашла, а вот на Немецкой (Бауманской) улице, в д.№57 почтовый двор действительно был в конце 1740-х годов. Сейчас этот дом известен как  "Фанагорийские казармы", дом сохранился, его центральная часть была построена в первой половине XVIII века.
                   
   Выскажу предположение, что именно по нему и была переименована в начале ближняя часть улицы в Почтовую, а затем в 1920-х годах название было распространено на всю улицу, а уже с 1930-х годов она разделилась на две - Большую и Малую Почтовую улицы.
   В середине XIX века улица представляла из себя типичную рабочую окраину с фабричными корпусами и деревянными бараками для рабочих. Обратимся опять к воспоминаниям Покровского, написанным в 1860 - 1890-х гг. - "На Нижней Хапиловской улице фабрики— Зубовых, Гивартовского, Смирнова, Свешникова, Бочина и Гучковых...
    ...Средняя же и Нижняя не дальше 15—20 лет назад утопали в сухую пору в пыли и навозе, а в дождливую — в грязи, и на большей части их протяжения обыватели, не затрудняя себя устройством тротуаров, только намечали то пространство, какое они готовы бы были отвести под них, отгораживая его от домов и заборов изредка врытыми в землю деревянными столбиками, предназначенными изображать тумбы. Столбики эти то и дело подгнивали и рассыпались гнилушками или похищались наибеднейшими из самих же обывателей для отопления их убогих жилищ, и в таком случае оставляли после себя яму, не слишком глубокую, но все же достаточную для того, чтоб в вечернем мраке или ночной тьме попасть в нее ногой и оказаться с переломом, вывихом или, по крайней мере, ушибом.
   Особенно выдающимися по своей первобытной дикости долго оставались два Ирининские переулка, 1-й и 2-й, или, в просторечии, Попов и Дьяконов, так как в одном из них стоял дом священника, а в другом дьякона Ирининской церкви.
                   
Оба они предназначены были соединять Среднюю улицу с Нижней и располагались по склону довольно крутой горы, на вершине которой между ними и стояла церковная усадьба с церковью, церковной избой, сараем и богадельней. Но так как они не имели ни мостовых, ни тротуаров, ни фонарей и, сверх того, спускались по косогору, то и можно понять, какого рода пути сообщения они представляли собою даже летом, в сухую пору, что же бывало в них весной, осенью и особенно зимой, при наличности снежных сугробов и обледенелых тропинок, для отважных путешественников, того ни изобразить, ни понять с надлежащей ясностью невозможно. Достаточно упомянуть, что когда на Нижней улице в первые годы генерал-губернаторства князя Долгорукова случился весною сильный пожар и князь Владимир Андреевич счел нужным сам посетить место несчастия, то, несмотря на совершенно сухую погоду, его коляска, не привыкшая к переездам по таким отчаянным захолустьям, потерпела серьезное крушение именно во втором из названных переулков, на крутом косогоре близ священнического дома: не помним, что именно у нее сломалось — ось ли, или рессоры, или колеса, но во всяком случае что-то весьма существенное, ибо его сиятельство вынужден был сойти с экипажа и четверть версты, отделявшие его от пожара, пройти пешком.
                  
  Помним мы и потрясающее впечатление, произведенное этим событием на местную полицию и на обывателей: первая трепетала за свою судьбу, предвкушая головомойку и даже изгнание со службы; вторые опасались докучных понуждений к замощению переулка. Священник, как первый обыватель переулка, косвенно заинтересованный происшествием и потому, что оно совершилось почти у его ворот, ударился даже в исторические изыскания о прошедшей судьбе своего переулка и на случай помянутых понуждений добыл интересные сведения, из коих явствовало, что и этот, и другой переулок неправильно нанесены на план Москвы, ибо составляли до нашествия французов часть церковной усадьбы и даже с обоих концов, и верхнего, и нижнего, имели ворота, запиравшиеся на ночь церковными сторожами, из чего и следовало, по его мнению, что замощению, и притом на обывательский счет, они отнюдь не могут подлежать.
    3-й Ирининский и Рубцов переулки. Фото 1957 г.

  Однако все эти страхи оказались напрасными: князь посмеялся, пошутил с частным приставом на счет дикости стороны, которою он заведует, дождался приезда нового экипажа и уехал с пожара другой дорогой, оставив и полицию, и обывателей на жертву недоумению и страху, которые так и не оправдались, а любознательного священника — на жертву историческим изысканиям, которые никогда ни для чего не понадобились, ибо и после того еще долгие годы оба переулка оставались в том же романтическом состоянии первобытной дикости и недоступности для каких бы то ни было экипажей, кроме водовозных и иных бочек, пока наконец дума не добралась и до этих захолустьев и не замостила их на свой счет".
   Во 2-м Ирининском переулке сохранился старенький дом №2\1с2 - по справочнику "Вся Москва" за 1901 г. это дом псаломщика Троицкого храма Скворцова Виктора Николаевича.

   Сейчас он надстроен, и смотрится довольно уродливо.
   Еще один старый дом №2\1с1 стоит в 3-м Ирининском переулке рядом с храмом, сейчас он закрыт сеткой.
   Дом церкви Св. великомученицы Ирины. Фото 1999 г.

   Между двумя переулками торцом к Б.Почтовой стоит симпатичный домик №4 (числится по 2-му Ирининскому).1957 г., построенный, видимо, по индивидуальному проекту.
                   
    Дом №4\6. На противоположной стороне улицы мое внимание привлек расписанный детский садик, но снять его полностью можно только сверху, т.к. он закрыт глухим забором.

  Около него наблюдала картину знакомства вот этих чудесных собачек.

  Далее целый квартал занимает "Буденовский поселок", который был построен в 1927-1929 годах по проекту архитектора-конструктивиста Михаила Мотылева. Комплекс, включающий несколько S-образных корпусов с дугообразным проездом между ними, предназначался для высшего командного состава Красной Армии. Сейчас принято решение о сохранении поселка.

   Дома №18, д.18/20, корп.2,3,4,5,6,7,8,9,9А,9 стр.6А,10,11,12,15,16,17,18,18А.
                   







                   






   Дом18\20с15 - непонятное здание, возможно остатки старой фабричной застройки. Расположено на территории "Буденовского поселка".
   Благодаря комментарию, одного из моих читателей, удалось выяснить предназначение здания Он пишет: "Это бывшая котельная + фабрика-прачечная. Отапливала весь поселок Буденного.
Справа была высокая труба. Разобрана по-моему году в 95... "

   Современный вид улицы.

   А это фото 1960-х гг. , практически с того же места. Фотограф Паншин Б.Н.

   Крайний слева - дом №31(снесен) - владение Копылова Михаил Осиповича, за школой добротный большой дом  № 37 - Дунаевых (снесен), за ним виднеется двухэтажный домик №39 - Мироновой Валентины Михайловны, он сохранился, но от него, видимо,  осталась только фасадная стена, на предыдущем фото он белый с черной крышей, надстроен, а может и полностью новодел. Вот он со стороны улицы.
                   
   Во второй части поговорим в основном о старых домиках, сохранившихся здесь.

   Окончание. Часть 2.

   Другие достопримечательности. Оглавление.

   Использованы материалы: http://www.artlib.ru/index.php?id=11&fp=2&uid=655&iid=5999; http://sovarch.ru/catalog/object/207/; http://www.oldmos.ru
Даже про московские районы "отчаянного захолустья" Вам удаётся написать прекрасную статью) Спасибо!
Благодарю Вас! Я когда пишу о каком-то районе, копаюсь в справочниках, читаю книги по теме, смотрю старые фото и мысленно представляю город, какой была Москва в моем детстве и юности, где каждая улочка, переулок иди двор были открытием.
И Ваши работы поэтому всегда наполнены конкретными и правдивыми сведениями.
Их я не просто читаю - я Ваши работы изучаю !!!