Марфино (история и архитектура)

    Оригинал взят у sergeyurich в Марфино (история и архитектура)

  МАРФИНО (история и архитектура)

    В северо-западной части современного Мытищинского района Московской области находится ряд селений, которые в прошлом принадлежали московским митрополитам, а затем патриархам и их чиновникам. В числе таких чиновников в XV веке числились представители фамилии Щирбиных.
    Один из них, по прозвищу Щирба (от которого, вероятно, и произошла фамилия) получил за службу небольшую вотчину на реке Уче, которая, как тогда было принято, стала называться по его прозвищу – Щирбино.
    Впрочем, вскоре, уже в конце того же века она получило новое название – Марфино, хотя долго одновременно продолжала именоваться по-прежнему («Щирбино тож»).





    Почему это селение получило имя Марфино, точных данных нет. Можно лишь предполагать, что его набожный владелец особо почитал одну из евангельских сестер – Марфу, в честь которой и переименовал принадлежащую ему вотчину.



    В XVI веке это село находилось во владении Фомы Бутурлина, а затем В. П. Головина, у которого было куплено в 80-х годах знаменитым дипломатом дьяком Василием Яковлевичем Щелкаловым.





    Его брат Андрей Яковлевич служил думным дьяком при Иване Грозном и умело провел переговоры со Швецией и Данией, за что он был назначен печатником, то есть хранителем государственной печати. После его смерти в 1595 году печатником назначили его брата Василия, который и приобрел Марфино (кстати, он во многом способствовал возведению на престол Бориса Годунова в 1598 г.).

    В селе Марфино имелась старинная деревянная церковь во имя Николая Чудотворца, которая в начале XVII века была за ветхостью снесена, а на ее месте построили новую – Троицкую.  В это время село принадлежало боярину Семену Васильевичу Головину, а затем перешло к его двоюродным братьям.
    Село вряд ли можно было отнести к крупным: в 1646 году в нем имелись двор вотчинника и только 12 крестьянских дворов.

    Вскоре село купил думный дворянин С. И. Заборовский. При нем выстроили вторую деревянную церковь – во имя Рождества Богородицы.

    В конце XVII века Марфино было продано боярину Борису Алексеевичу Голицыну (одному из воспитателей ("дядек") юного Петра Великого,





по указанию которого в 1701 – 1707 годах в селе построили каменную Рождественскую церковь по проекту крепостного архитектора Василия (или Владимира?) Ивановича Белозерова.
    По утверждению ряда искусствоведов, он был первым из русских зодчих, который применил классический ордер, получивший распространение в России лишь во второй половине XVIII столетия.









    Крепостной архитектор был погребен рядом со своим творением. Бытует легенда, что недовольный архитектурными новшествами владелец запорол зодчего до смерти. Но на самом деле В. И. Белозеров прожил еще несколько лет после открытия и освящения храма.

    Сын Б. А. Голицына Сергей в 1728 году продал село В. С. Салтыкову, от которого Марфино перешло к его брату, знаменитому фельдмаршалу Петру Семеновичу Салтыкову,






под командованием которого в ходе Семилетней войны русские войска нанесли поражение армии прусского короля Фридриха II при Кунерсдорфе (1759 г.), а затем к его сыну Ивану Петровичу Салтыкову.






    При Салтыковых начинается широкое строительство. Вся усадьба была подвергнута перепланировке в стиле классицизма: выстроены двухэтажный главный дом, вторая каменная церковь – Петропавловская, два театра – зимний и летний, разбит регулярный парк, возведены хозяйственные постройки (из них до наших дней сохранились лишь павильон, беседка и два корпуса псарен).












    Не случайно, вторая половина XVIII века, когда благодаря манифесту Петра III «О вольности дворянства» от 18 февраля 1762 года дворяне получили свободу от обязательной службы, получила название «золотого века дворянства». Именно в это время начались строительство новых и реконструкция старых помещичьих усадеб, устройство парков, беседок и оранжерей.

    Марфино не стало исключением.

    Известный мемуарист Ф. Ф. Вигель оставил описание усадьбы того времени.






    Так, по его сообщениям, в марфинской усадьбе в летние месяцы устраивались пиры и забавы, на которые из Москвы съезжались до 300 человек родственников и знакомых. В честь гостей устраивался салют из 12 пушек, а во время гуляний играл оркестр, в который входило до 120 крепостных музыкантов и хор из 80 человек. Подкрепившись за обильным обедом, отправлялись на охоту. Гостям подавали лошадей, а 60 псарей выводили из псарен до 1000 гончих собак, и вся огромная кавалькада отправлялась в поле. После охоты вновь садились за пиршество, а крепостных (музыкантов, певчих и псарей) накрывали столы возле дома и выкатывали бочки вина.






    В 1805 году Марфино унаследовала внучка фельдмаршала П. С. Салтыкова, которая была замужем за графом Г. В. Орловым. Однако граф проигрался в карты, что и послужило причиной продажи усадьбы и села.

    Во время Отечественной войны 1812 года Марфино было разграблено французами и некоторое время пребывало в упадке.

    Новая владелица Марфино – Софья Владимировна Панина, супруга известного дипломата Н. П. Панина, в 1820-е годы поручила восстановление усадьбы крепостному архитектору Ф. Тугарову. В 30-е годы XIX века центральная часть усадьбы реконструируется архитектором Михаилом Дормидонтовичем Быковским (1801 – 1885), учеником Д. И. Желярди.






    Именно тогда Марфино приобретает готический (псевдоготический) облик.
    В комплекс вошли: дом-дворец, въездные ворота, парадная лестница, пристань, украшенная фигурами грифонов работы XVIII века и скульптурным фонтаном середины XIX века (автор – И. П. Витали).







































   Кирпичный мост через пруд – наиболее удачное произведение М. Д. Быковского в усадьбе. Сооруженный еще в 1770-х годах, он, капитально перестроенный в 1837 – 1839 годах, приобрел формы псевдоготики. Обе арки моста облицованы белым камнем и соединены галереей, завершенной аркой и зубцами.















   Петропавловская церковь в Марфине (1770-е гг.) принадлежит к выдающимся памятникам русской классической архитектуры, редкому для конца XVIII века типу церкви «под звоном». Фасады здания реконструированы М. Д. Быковским с использованием архитектурных мотивов Ренессанса.









    После смерти С. В. Паниной усадьбу унаследовал ее сын Виктор Никитич Панин. С 1839 по 1862 год он занимал пост министра юстиции и имел довольно большое состояние, владея 8 тысячами крестьян. За участие в реформе по отмене крепостного права (в феврале 1860 г. он был назначен вместо умершего Я. И. Ростовцева председателем редакционной комиссии) Панин даже удостоился высшей награды Российской империи – ордена Андрея Первозванного.






    Между тем, вот какую характеристику В. Н. Панину дает В. О. Ключевский: «Он был крепостником в глубине души, и назначение было истолковано дворянством как признание, что смущенное правительство хочет отложить дело… Начитанный до учености, сухой холодный и надменный, с двусмысленным образом действий, он мог только тормозить всякую реформу».

    Последней владелицей Марфино стала дочь В. Н. Панина – Софья Владимировна, унаследовавшая имение от отца в 1872 году. С. В. Панина, которую называли «красной графиней», конечно же, никакой «красной» не была. После Февральской революции она была избрана в состав ЦК партии кадетов, а в 1918 году эмигрировала из России.







    15 апреля 1918 года декретом Советского правительства марфинская усадьба была национализирована как представляющая большую художественную и историческую ценность. Но к этому времени она была уже в крайне запущенном состоянии: был сильно разрушен дом-дворец, серьезно пострадали и другие ее постройки.

    В 1919- 1923 годах здесь размещалась детская колония для беспризорников, которую возглавляла жена наркома просвещения А. В. Луначарского. С 1930 года в ней располагался дом отдыха «Красный летчик». Во время войны – госпиталь и санаторий (в 1948 – 1953 гг. его курировал Василий Сталин).
    Реставрационные работы в Марфино в послевоенное время продолжались много лет и закончились в 1987 году. По распоряжению министра обороны СССР Д. Ф. Устинова в 1981 году усадьба снова стала военным санаторием.

    Новые реставрационные работы по восстановлению архитектурного ансамбля Марфино начали производиться в 1996 году. Но, как видим, до сих пор, увы, до их завершения очень далеко.










    Даже те, кто ни разу не был в Марфино, вероятнее всего, узнают этот уникальный для Подмосковья комплекс. Ведь именно здесь снимались некоторые эпизоды таких фильмов как «Дворянское гнездо», «Свой среди чужих, чужой среди своих» и «Стакан воды» (в котором марфинская усадьба успешно выдавалась за английский дворец начала XVIII века) и многие другие фильмы.
  При работе над статьей были использованы следующие источники:
    1. Князев Ю. А.  Прошлое земли мытищинской. – 2-е изд. М., 2001.
    2. Клычникова М. А. Мытищи. Путеводитель по городу и району. – Мытищи, 2005.
    3. Различные интернет-ресурсы.


     Благодарю за внимание.
   
Сергей Воробьев.

Замечательный материал! Ехать сюда надо конечно в хорошую погоду. Рождественская церковь очень необычна - заинтриговала не меньше самого дворца! Кстати, может вместо "ложной готики" метку поправить на "псевдоготику", а то как-то резануло написание в сообщении на почте, когда пришло уведомление)
Спасибо, Владимир!
Да, там интереснее в хорошую погоду (и не только с точки зрения фотографирования). Впрочем, насколько я помню, красивее всего в Марфино осенью, когда листья уже пожелтели (покраснели), но еще не опали.

Мне тоже ближе термин "псевдоготика", а не "ложная готика", несмотря на то, что по смыслу это одно и тоже. Но этот вопрос не ко мне, а к владельцу Сообщества, поскольку я использовал те метки, которые есть в наличии.
Да, но я думаю Григорий Васильевич прочитает комментарий и как-то прокомментирует)
Возможно, но вовсе не обязательно.
Так, к примеру, при всем моем уважении к Григорию Васильевичу, на мои предложения добавить в журнал некоторые метки, реакции от него не последовало. Хотя, на мой взгляд, они просто необходимы. Например, есть материал, который не подходит ни под одну из имеющихся меток, вроде моей обзорной статьи "тайны и загадки Мытищинского края" (если не читал, хотя она была опубликована не только на в моем блоге, но и в Сообществе, то вот ссылка: http://sergeyurich.livejournal.com/883340.html). Почему бы не сделать особую метку "статьи"?

Кстати, если ты обратил внимание, то в статье я использую именно термин "псевдоготика".
Уважаемые мои друзья. Я действительно в последнее время не получаю сообщений о новых комментариях в НАШЕМ журнале. Любимый жж творит, что хочет. Сообщение приходят только в том случае, если комментарий написан под моей статьей, или кто-то отвечает на мой комментарий в любой статье. Вот такая катавасия.
Теперь по существу высказанных инициатив.
Я очень ответственный человек и всегда стараюсь сначала три раза отмерить, а уж потом ....)
Сергей - Ваше предложение я запомнил, но пока торопиться с этим считаю преждевременным. Надо обдумать.......
Пока все метки в Журнале - это продуманные и научно проверенные определения, за каждым словом скрываются тома исследований, все написано мною не просто так )) Они сложились в стройную систему, где каждый период стоит на своем историческом месте.
И вводить случайные слова - это все равно, что разбавлять коньяк пепси-колой.
Но .... за инициативу - огромное спасибо ))
Я обязательно буду советоваться и с Вами, и с Владимиром, и с Игорем, и с другими своими товарищами, которые неравнодушны к развитию Сообщества!
Добрый день, Григорий Васильевич!
Спасибо за развернутый ответ.
Проблемы с сообщениями, не только у Вас. В последнее время подобная чехарда происходит у многих, если не у всех.

Да, торопиться, разумеется, не стоит. В этом я Вами полностью согласен.
Но как по Вашему, разве замечание Владимира Дара по поводу большей уместности термина "псевдоготика" (чем "ложная готика") не справедливо? Или оно менее научно?

Да ещё: если бы мы были равнодушны к развитию нашего Сообщества, то подобных комментариев бы и не писали.
Я термин "ложная готика" по-моему тоже не применял в своих статьях...)
Я конечно не архитектор, возможно с точки зрения науки это и верно, но взгляд режет, отсюда и вопрос встал)
Само слово "ложная" звучит не очень хорошо, режет слух. Именно поэтому оно мне и не нравится.
Конечно - отвечу :))
Владимир, это очень сложные и чрезвычайно запутанные вопросы - вопросы терминологии Архитектурных стилей. Они запутаны до такой степени, что четыре разных ГАИшных знака, висящих на одном столбе и требующие противоположных действий покажутся Вас веселой картинкой из детской книжки.
Особенно в случае с Эклектикой, точнее "целым букетом эклектик", в которых могут разобраться человек пять в нашей стране, не более. Так что верьте мне, мои наработки наиболее близки к ИСТИНЕ.....:)))
Насчет эклектики, Вы, Григорий Васильевич, конечно же, правы.
У меня тоже голова пухнет от многообразия терминов, которыми обозначается этот стиль.
Я бы вообще либо отказался от использования этого термина, поскольку он по сути ни о чем не говорит, объединяя под собой очень многое. Правда, в этом случае появится огромное множество "подстилей" (извините за неуклюжий термин). Впрочем, это лишь мнение дилетанта.
Да еще одно добавление:
Я заметил, что метка "ложная готика" у Вас взят в кавычки. Как и, к примеру, "Нарышкинское барокко" (в отличие от просто БАРОККО без взяких кавычек). И это, с моей точки зрения, правильно. Ведь то же московское барокко далеко не ограничивается одним лишь "нарышкинским стилем"...
В кавычки эти термины взяты потому, что "все виды эклектики" - это вообще не СТИЛИ. Эклектика именно потому такое ругательное слово, что это СМЕШЕНИЕ стилей.
Более подробно я останавливался на этих вопросах в своей работе - http://archistorik.livejournal.com/21210.html - но тоже не очень углубляясь в детали.
Успокойтесь, друзья мои - вся эклектики не стоит того, что бы о ней так спорить. (((
Спасибо, Григорий Васильевич!
С огромным интересом прочитал Вашу статью про эклектику (забрал себе в журнал), хотя не со всеми Вашими оценками согласен.
Хорошо, Григорий Васильевич. Я стараюсь не лезть в области где не чувствую себя уверенно. Просто термин ложная готика показался мне менее комфортным, чем псевдоготика чисто субъективно)
Надо мне срочно ехать в Марфино!..)) Спасибо за интересный рассказ.