Вива (vivva) wrote in architectstyle,
Вива
vivva
architectstyle

Categories:

Государев зодчий (часть 1)

В Смоленске возле башни Гремячей установлен памятник русскому зодчему Федору Савельевичу Коню, который был автором проекта Смоленской крепости и руководителем ее строительства.



Нет, ну хороший памятник, нормальный, выдержанный в классических традициях. Автор Олег Комов - известный скульптор, чьи работы стоят в разных городах России. Но все-таки что-то меня в этой скульптуре не устраивает...


Ну, во-первых, она очень похожа на памятник Андрею Рублеву во Владимире.
(фотография не моя)



Что не удивительно, потому что автор один и тот же. 😊 Но дело не в общей стилистике памятника, а схожести персонажей. Кажется, поменяй у скульптур местами живописную доску и строительный циркуль, и тот, кто был Андреем Рублевым станет Федором Конем и наоборот. Такое впечатление, что у автора сложился некий условный образ средневекового творца (причем не важно из какого средневековья: раннего или позднего): это вдохновенный взгляд, мягкие локоны, какая-то длинная хдамидамонада в качестве одеяния. И если в случае Андрея Рублева это скорее всего монашеская ряса, то что за нечто долгополое с открытым воротом надето на строителе Смоленской крепости, затрудняюсь сказать.



А во-вторых, я как-то вот иначе представляю себе Федора Коня.

Вообще, то, что мы знаем это имя это уже само по себе примечательно. Потому что имена русских зодчих ранее конца семнадцатого века практически неизвестны. В документах имена мастеров каменных дел начинают упоминаться где-то со времен позднего Ивана Грозного, и то не обязательно. Поэтому, если спросить кого, а каких старинных русских архитекторов вы знаете, то скорее всего прозвучит имя Аристотеля Фиорованти (который был итальянцем), ну или будут помянуты Барма и Постник Яковлев - создатели храма Василия Блаженного. И Федор Савельевич Конь.

Причем в документах того времени его так и называют по имени-отчеству. А ведь Федор Конь не был ни знатным, ни влиятельным. Происхождения он был самого простого. Он был из простых людей.

По одному из предположений, а вся жизнь Федора Коня - это сплошное предположение, он был связан с Троицким монастырем в Болдине, что недалеко от Дорогобужа: он делал вклады и пожертвования в этот монастырь. А так как рядом с монастырем были земли, принадлежавшие князьям Звенигородским, и в своей деятельности зодчий часто был связан с князем Василием Андреевичем Звенигородским, то возможно (возможно) он происходил из дворовых людей княжеской семьи. Но наверняка сказать ниччего нельзя: документов с тех времен сохранилось минимум миниморум.

Я бы предположила, что у его отца тоже была какая-нибудь околостроительная профессия. Так логичнее. Но совсем не обязательно. Вообще он выбрал себе очень актуальную для своего времени специальность. Каменное строительство на Руси с середины 16 века было на подъеме, а при Борисе Годунове вообще начался настоящий бум. Как бы то ни было, ясно одно: свой путь Федор Конь начинал с самого низа, с какого-нибудь подмастерья каменщика. А дальше выше, выше, выше. И этот путь складывался примерно так: подмастерье-мастер-своя артель, и по ходу жизни накапливался опыт, набирались навыки, образование, приобретались связи. Что немаловажно. Потому что, чтобы подняться с низов в Средние века мало было иметь способности. Тут должно было быть сочетание таланта, силы характера, упорства, честолюбия (сейчас говорят “амбициозность”), жажды знаний, желания создавать, ну и определенное стечение обстоятельств. И все это Федор Савельевич в себе совместил и обстоятельствами воспользовался. Яркий, видимо, был человек.

Но, к сожалению, это все домыслы. Потому что материалов о зодчем очень мало, особенно о периоде его становления. То есть их вообще нет. 😊 Но из сохранившихся документов можно узнать кое-что о его личной жизни. Он был женат, и у него был сын - Мартын, и пасынок - Федор. Пасынок (!). Значит он женился на женщине с ребенком. Не совсем стандартно, честно говоря. На вдовах, да еще и с чужими детьми особо не женились. Должны были быть причины. Тут можно придумать красивую любовную историю. Я уже придумала! Тем более, что пасынка тоже звали Федор (“Смекаешь?” (с) Джек Воробей). Но возможно, что тут молодой человек женился на вдове старого мастера, укрепив тем самым свое положение в профессиональном сообществе, а, может даже, унаследовав его дело. В общем, выбираем любую версию, а то и совмещаем обе. Так что семья у него была, и с личной жизнью все хорошо и интересно. К тому же из приходно-расходных книг Троице Болдина монастыря известно, что оба его сына работали на этот монастырь. Поэтому, думаю, можно точно считать его тамошним, Болдинским. Да и вся семья его тоже оттуда.

Официально в истории Федор Конь появляется с 1584 года. В этот год Иван Грозный повелел основать Приказ каменных дел и умер. Власть перешла к его сыну Федору Иоанновичу, а вернее к Борису Годунову. А судя по тому, сколько внимания уделял Борис Годунов каменному строительству, можно подумать, что Приказ каменных дел был его детищем. Потому что, как только власть перешла в его руки, царев зять начал активно пропагандировать строительство сооружений из кирпича и камня. Особенно в Москве. Я так думаю, что пожар Москвы в 1572 году во время нападения крымских татар, когда сгорело все кроме Кремля, и погибла половина населения города, произвел на Бориса Федоровича очень сильное впечатление. Поэтому он старался сделать Москву более пожаробезопасной. Ну и понты разумеется: каменная столица - это внушает! Кирпичные заводы в ту пору росли как грибы (в масштабах средневековья, конечно), подмосковные Мячиковские каменоломни работали без перерывов, а уважаемым горожанам, которые хотели поставить себе каменные палаты, даже выдавалась ссуда. Этакая ипотека имени Бориса Годунова!

Так вот, став ближним боярином при новом государе, Борис Годунов обустраивает себе загородную подмосковную резиденцию в селе Вяземы. Там строится большой терем, при нем искусственный пруд с плотиной, и все это обнесено стеной типа крепостной. Иностранцы называли имение Годунова дворцом и даже замком. Но все это было деревянным. А вот церковь он задумал ставить каменную.

И кто же эту красоту ему строил?

Считается, что руководил строительством именно Федор Конь. Так что не случайно в документах Болдина монастыря он именуется палатным и церковным мастером.

Честно сознаюсь, для меня канонические православные церкви выглядят на одно лицо. Как бы один типовой проект. Но это потому, что я человек малограмотный и в этом вопросе не разбираюсь. Но если смотреть на церкви более внимательно и вооружившись знаниями, но начинаешь понимать, что типового там не так уж и много, и даже при соблюдении канона можно увидеть индивидуальный стиль.

Стиль, в котором построена церковь Спаса Преображения в Вяземах, так и называется “годуновский классицизм”.

(Фотографии не мои, что называется, из свободного доступа. Сама я в Вяземах была давно, фоток нет.)



Почему классицизм? А приглядитесь: она же абсолютно симметрична! У здания четкая осевая симметрия: пятиглавый основной объем и два боковых предела-близнеца. Равномерный шаг арок, располагающихся друг над другом, вытянутые нарядные барабаны под главками - такое ощущение, что зодчий видел … Парфенон! А потом попытался воплотить его в русской адаптации. Человек, который строил эту церковь, жаждал идеальной гармонии. И в общем-то сумел ее воплотить.



Сравните с буйством форм и красок собора Василия Блаженного - какой разительный контраст в мировосприятии.

Одна из особенностей Спасо-Преображенской церкви - это галерея, которая опоясывает здание с трех сторон. Это не крыльцо, а именно галерея - гульбище. По ней можно пройтись, подождать начала службы, пообщаться между собой, может даже укрыться от непогоды. Некий аналог античного портика. И церковь сразу становится не только культовым сооружением, но и обще общественным.



Еще интересный элемент - оформление предела.



Вот эти сужающиеся к верху ряды кокошников тоже чисто “годуновский” элемент архитектуры. Есть несколько шатровых церквей того периода, оформленных таким же образом. Здесь не шатровое покрытие, а обычный барабан с главкой, но некий намек присутствует. Возможно, это было желание заказчика. Кто знает, может будущему царю нравился этот декоративный прием.

А вот прием, который явно предпочитал сам зодчий - это профилированные карнизы и другие декоративные элементы, которыми он делил стену по горизонтали, выделяя разновеликие пространства для достижения определенного визуального эффекта. В частности, карниз отделяет закомары от фасада.



В ансамбле каждой церкви должна быть колокольня. Так вот колокольня церкви совершенно уникальна!



Она уникальна для Москвы XVI века, но и в целом тоже. Она больше походит на звоницы типичные для архитектуры Северо-Западной Руси. Откуда вдруг такое сооружение в Москве? Может зодчий какое-то время жил или работал в Псковской или Новгородской землях? Да все может быть! Впрочем, если присмотреться внимательнее, сходство не слишком явное.

Вот звоницы Псково-Печерского монастыря. (далее фотографии уже мои)





Видно, что эти звоницы одноярусные. Да и звонарь звонит в колокола с земли. (кстати, о спускающиеся канаты очень легко споткнуться - личный опыт 😊) А вяземская колокольня двухярусная, а для звонаря сделана специальная площадка, поднятая над землей. И действительно, такого оригинального решения нет больше нигде. Очень нестандартная идея. И скорее всего мастер ориентировался не на архитектуру Северо-Запада, а так творчески переработал вид знакомой ему колокольни-галереи, вроде той, что пристроена к Ивану Великому или той, что в Ростовском кремле.

Кстати, из-за этой нестандартности есть мнение, что колокольню проектировал другой архитектор, нежели саму церковь. Но я сама так не считаю. У них один автор, и это можно увидеть. Вот посмотрим на звоницу: нижний ярус - три одинаковых по высоте и ширине пролета, а второй ярус по ширине повторяет нижний, но центральный пролет несколько выше. Теперь смотрим на церковь. Опа! Звоница повторяет силуэт церкви: основной объем - три равных по ширине и высоте части, и верхняя часть - главки, две боковых на одном уровне, и центральная чуть выше. А еще из документов известно, что со временем фундамент колокольни просел, в XIX веке его взялись чинить, в результате ее перекосило так, что она чуть не рухнула. А это значит, что колокольня сейчас не в совсем первозданном виде! Вот головой ручаюсь, что изначально декоративный пояс из профилированных квадратов на колокольне был на одной высоте с таким же самым поясом на церкви! Эти два здания проектировались вместе как единый ансамбль. И если считается, что автор церкви Федор Конь, то и автор звоницы тоже он. И все что было сказано о стремлении к гармонии и идеалу, и об оригинальности и нестандартности решения- это все о нем.


Tags: 1.6 - Архитектура Московского царства, Архитекторы, Исторические исследования, Московская область, Печорский район, Псковская область, Смоленск
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments