Вива (vivva) wrote in architectstyle,
Вива
vivva
architectstyle

Categories:

Государев зодчий (часть 2)

Не успел зодчий закончить комплекс в Вяземах, как его вызвали на другую большую и важную стройку: Борис Годунов поручает ему ни много не мало - возвести еще одну крепость вокруг Москвы.

Вот все, что осталось от третьего оборонного кольца Москвы - Белого города.



Это, так называемая, Яма на Хохловской площади, где можно увидеть остатки основания крепостной стены. Той самой, которую когда-то, а именно в 1586-1591 годах, соорудил Федор Конь. Увы, в XVIII веке ее разобрали за ненадобностью, ибо мешала. 🙁


Конечно, сохранились гравюры, планы, но они дают лишь приблизительное представление о Белом городе - крепости, которая производила впечатление на современников. Вон в 1591 году Казы-Гирей с войском подошел к Москве, впечатлился и … отошел.

Но возникает очень интересный вопрос, а почему это строительство поручено “палатных и церковных дел” мастеру? А потому что в других документах он именуется “городовых дел мастером”. И вообще, в историю Федор Конь вошел именно как строитель двух больших крепостей - Белого города и Смоленской крепости. А ведь это только кажется, что архитектору все равно что строить: дом или крепость. Нет, есть и довольно большая разница в проектировании зданий гражданского и оборонного назначения, не говоря уж о специфических свойствах таких объектов. И у архитекторов существует специализация по направлениям. А значит, зодчий, который мог поставить и церковь, и крепость, обладал всей полнотой знаний и опыта в обеих отраслях, и был фигурой необычной, редкой, даже уникальной. Как жаль, что мы не знаем, каким образом он этот опыт прибрел! Богатая событиями жизнь должно быть у человека была.

Кстати, у Бориса Годунова в тот момент под рукой были и иностранные зодчие, но он предпочел своего. Что-то он про него знал, чего не знаем мы... И вообще, я думаю, что Федор Конь был скорее человеком Годуновых, чем Звенигородских. Годуновы-то родом из Вязьмы, а оттуда до Дорогобужа рукой подать! К тому же один из дядьев Бориса Федоровича был пострижен в Троице-Болдином монастыре. Все один к одному.

Ну, вернемся к Белому городу. Масштаб крепости москвичи могут себе представить по Бульварному кольцу - именно там проходили стены. Крепость поставили вдоль земляного вала, который там уже был, то есть это не был выбор зодчего, ее вписали в существующую оборонительную систему. У крепости было 27 башен, часть из которых, само собой, были проездными или проходными. Стены с зубцами типа любимых в Москве ласточкиных хвостов. Внутрь крепости попала река Неглинная, так что под нее в стене пришлось делать специальную трубу, вернее кирпичный тоннель, а над ним еще и опускающиеся решетки, чтобы враг не проплыл. Так Неглинка первый раз попала в трубу.

По рассказам очевидцев самой большой - пятиярусной и самой вооруженной пушками была башня, которая располагалась примерно, где сейчас храм Христа Спасителя. Что неудивительно, потому что с той стороны подходили обычно войска крымского хана. Вернее, таких башен две: вторая - симметричная - в конце Яузского бульвара. Но яузская современников как-то не очень впечатляла, а вот первая... Ее называли Семиверхой. Видимо, было какое-то необычное архитектурное решение крыши башни.

Вот так представлял себе Семиверхую башню Белого города Аполлинарий Васнецов:



Но при всем моем уважении к Аполлинарию Михайловичу, который был замечательным художником и большим историком, мне все-таки не верится, что человек, создавший совершенную в своей гармонии церковь в Вяземах, мог придумать такие не вразумительные деревянные шатры... Мне кажется там было что-то другое. Может башня вообще была открытой, а по ее периметру располагались какие-нибудь зубцы а-ля Кутафья башня, а может наверху была, например, стрельница-галерея с башенками, в общем, я думаю, что там было что-то более интересное и красивое.
Но мы сейчас конкретно можем говорить только о фундаментах Белого города. Фундаменты хорошие. Капитальные.



Федор Конь применил целую комбинацию приемов: там была и утрамбовка глиной, и забутовка камнем, и хитроумная система свай разной высоты, на которые специальным образом укладывались каменные плиты. Труд был затрачен колоссальный. По объему земляные работы занимали чуть ли не половину всех работ по крепости. Но зато Белый город стоял на таком устойчивом основании, что произойди в Москве землетрясение, строению ничего бы не было.

По замерам фундаментов крепостная стена была толщиной где-то метров четыре с половиной. Я не поленилась и перемеряла своим дежурным портновским сантиметром! У меня получилось меньше четырех метров. Но приглядитесь: там явно была еще облицовка



Так что плюс облицовка с двух сторон - вот они потерянные полметра. Впрочем, скорее всего, в разных местах стена была разной толщины. А еще при раскопках здесь нашли остатки граненой колонны из белого камня, значит крепость была украшена разными декоративными деталями, и не только отпугивала врагов своею мощью, но и радовала глаз москвичам.

В общем было бы неплохо поставить на Хохловской площади еще один памятник Федору Коню. А почему бы нет?

Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments