Вива (vivva) wrote in architectstyle,
Вива
vivva
architectstyle

Categories:

Государев зодчий (часть 3)

Белый город был построен весьма быстро - всего за пять лет! То, что такая грандиозная стройка была провернута за столь малый срок, означает очень хорошую, грамотную организацию работы от начальной стадии проектирования до последнего штриха - побелки стан и башен. А это безусловно заслуга главного зодчего, хотя не только его, разумеется, там много людей было задействовано. За такую свою работу Федор Конь получил зна-ачительное вознаграждение (если судить по его вкладу в монастырь), а в списках Приказа каменных дел его имя числилось среди первых зодчих Руси. Вот ведь взлет судьбы: от самого низа до одного из ведущих архитекторов Министерства строительства (в нашем понимании).

Его авторитет строителя был достаточно велик, так что к Федору Савельевичу обращались даже как к эксперту. Известна такая история: в Астрахани собрались ставить новую крепость, и мастера задумались, а нельзя ли пустить на раствор известь от старой золотоордынской крепости? Приказ каменных дел велел прислать образец этой известки в Москву. Я представляю себе этот процесс: в Астрахани (где Астрахань, надеюсь все знают) набирают мешок извести, и не с гонцом, наверное, а все-таки с оказией он плывет вверх по Волге, плывет, плывет, до Нижнего Новгорода, затем по Оке, потом по Москве-реке... Затем груз доставляют в Приказ, а там вызывают Коня и вручают ему мешок на экспертизу. Ну а Федор Савельевич, как специалист, начинает проводить с этой известкой разные тесты и опыты, и через некоторое время выдает свое экспертное заключение: “Известь годная”. Его отсылают обратно в Астрахань, где строители радостно разбирают старую крепость и возводят новую. В принципе, Астраханский кремль сохранился и до наших дней, значит, и впрямь ничего себе была известка, годная.

Но почивать на лаврах Федору Коню долго не получилось. И уже в 1594 году ему поручают строительство крепости в Смоленске.

Вот многие статьи о Смоленской крепости, а что там статьи, даже экскурсовод, который водил меня по городу, начал рассказ словами: “Смоленская крепость устарела еще до ее постройки”. Но с чего бы это??? Откуда такое странное мнение? Только потому, что она башенная, а не бастионная?! Да, не бастионная. Ну и что!

В принципе, бастион, как оборонно-архитектурный прием, был придуман довольно давно, но просто пушек, под которые он, собственно, и создавался, на вооружении всех стран мира было настолько мало, что ими можно было пренебречь. А потом, где русские зодчие или просто русские люди могли увидеть бастионную крепость? Может быть в соседней Польше, а вернее Речи Посполитой - большом, сильном, воинственном государстве? Но нет, я поинтересовалась: бастионных крепостей в Польше на тот период еще построено не было, их начали строить позже лет на тридцать. И к тому же, я глубоко убеждена, что даже если бы Борис Годунов поручил строительство какому-нибудь иностранному архитектору, например, английскому, то он все равно построил бы такую же традиционную башенную крепость, потому что специалистов по бастионам тогда было раз-два и обчелся, и за границу их старались не отпускать, чтобы секретами не делились. Да что там говорить, если даже наполеоновские солдаты жаловались, что старинная крепость выдерживает попадания ядер их пушек.

Так что вполне современную и своевременную крепость построил Федор Конь! И не надо инсинуаций.

Смоленская крепость была воистину “всесоюзной” стройкой, вернее стройкой всея Руси. Потому что строить надо было быстро: воздухе уже пахло войной, а вернее окончанием перемирия с Польшей. Крепость в Смоленске была, но она была деревянная. Не старая - построенная при Иване Грозном, но деревянная. И чтобы возвести новые укрепления в короткие сроки Борис Годунов через Приказ каменных дел мобилизовал всех рабочих, имеющих отношение к строительству: каменщиков, кирпичников, даже горшечников до кучи. На время строительства Смоленского кремля в государстве даже приказом было запрещено любое другое каменное строительство. Ну так же как, когда Петр Петербург строил. Вот как была нужна эта крепость!

Руководителями стройки назначили князя Василия Андреевича Звенигородского, как куратора от царя, нескольких дьяков от Приказа, и главный зодчий - Федор Конь. Любая стройка начинается с двух вещей: с проекта и сметы. Зодчий, понятно, предоставил проект будущей крепости, а затем они с дьяками сели стали составлять смету: сколько нужно камня, кирпичей, свай для фундамента и досок для лесов, извести для раствора, тачек и лопат для рабочих, самих рабочих для рытья котлована и кладки стен, сколько нужно подвод для перевозки материалов, где все это взять и сколько за это заплатить! К счастью, все привлеченные к этому процессу были людьми опытными, одно строительство Белого города чего стоит, они хорошо представляли, какими ресурсами располагают, и чего не хватает. Так что в скором времени вокруг Смоленска появилось несколько новых кирпичных заводов, и в город потянулись рабочие. И после утверждения проекта и расходов Борисом Годуновым, стройка началась.

Как и в Москве Федору Коню не пришлось самому выбирать место и форму будущей крепости. Решено было, что она повторит форму старой деревянной. Но так чтобы вал от нее оказался внутри, чтобы было еще одно оборонительное кольцо в случае, если враг прорвется в крепость. Рельеф местности в Смоленске более сложный чем в Москве: частично высокая возвышенность над обрывом, а частично плоская равнина. И много ручьев, стекающих с холма в Днепр. Пришлось зодчему всерьез поработать над фундаментом. В разрезе фундамент Смоленской крепости представляет собой конус, уменьшающийся к верху, то есть основание фундамента шире, чем основание строения. И тут Федор Конь снова применил сложную комбинацию вбитых свай разной высоты, забутовки трамбованной глиной, клетей с битым камнем и уложенных друг на друга каменных плит. Все это делалось не только для того, чтобы крепость была устойчивой и не сползла с обрыва, но и чтобы затруднить возможность подкопа для установки мин под стены. С этой же целью в подземной части крепости он предусмотрел специальные слуховые камеры, чтобы защитники могли услышать, если вдруг враг копает тоннель. Вот откуда знания таких тонкостей у гражданского архитектора? Или у Федора Савельевича был хороший военный консультант, или он еще до Москвы и Смоленска строил крепости под руководством грамотного специалиста, а может ему и самому однажды пришлось оказаться в осаждаемой крепости и познакомиться с военным делом на практике? Кто знает, кто знает... Кстати, чтобы отвести воду, он применил систему из дренажных керамических труб. Вот и горшечники пригодились!

По площади крепость была несколько меньше, чем московская, а по оборонным качествам примерно такая же: ширина боевого хода 4-4,5 метра, высота стен до 13 метров.



Обратите внимание: у крепости три яруса артиллерийского боя. Это довольно редкое явление, обычно больше двух ярусов не бывает. Представляете, насколько мощно вооружен был гарнизон крепости. Пушек для нее не жалели. Причем бойницы на каждом ярусе разного размера под определенный калибр орудия. Но размещены все три яруса бойниц равномерно, квадратно-гнездовым способом: Федор Конь верен себе, он любит, когда все упорядоченно.

Под каждую пушку выложена боевая камера.



Вдоль внутренней стороны стены проходит ряд одинаковых выложенных вовсю высоту стены кирпичных арок, которые придают массивному сооружению легкость, и восприятие его как единого целого.



Вообще такие арки - распространенный элемент в русском оборонном зодчестве XVI-XVIII веков. Их устраивали в любой кирпичной стенке. Они могли быть глубокими и узкими, низкими и высокими, но смысл этой детали мне абсолютно непонятен! Пишут, что они предназначены для того, чтобы защитники крепости могли там укрыться от обстрела, если враг вдруг занял стену. Ну, весьма спорное утверждение на мой взгляд. В Смоленске эта арка очень узкая, больше одного человека в ширину там не поместится, да и то ему сильно в стену вжаться надо. И зачем тогда она такая высокая? А есть крепости, где эти арки очень глубокие, то есть людей там укрыться может много, но зато стены из-за этого гораздо тоньше. В общем, непонятно. Единственно разумное применение такой арки я как-то видела в одном монастыре: в ней устроили поленницу! Дрова хранились аккуратно и не мокли под дождем. 😊 Видимо все-таки эти арки имеют чисто декоративный характер.

У крепости было 38 башен разного вида и соответственно назначения. Проездные и проходные башни, а также башни, удерживающие стену, были прямоугольными, а башни, находившиеся в узловых местах обороны, а значит самые вооруженные были круглыми, а вернее гранеными.





На схеме видно, что у граненой башни было даже четыре яруса боя.



Но судя по размерам бойниц видно, что наверху располагались мелкокалиберные орудия. Внутри башен были устроены лестницы, по которым также можно было выйти на стену.





В одном месте можно увидеть проход внутри стены.



Но так эту часть после подрыва восстановили поляки. В оригинале никаких внутренних проходов в крепостной стене нет, иначе это уменьшило бы ее толщину и добавило уязвимости.

Внутри стена заполнена бутовым камнем и залита скрепляющим раствором.



Технологии тех времен предполагали, что раствор должен застывать при температуре выше нуля. Поэтому строительство велось только в теплое время года примерно с апреля по октябрь. Но время, а главное, царь подгоняли, и последний участок достраивали в ноябре. Ну, наверное, понадеялись, что место это на крутом и высоком склоне, и штурм здесь маловероятен. В результате раствор не застыл, а замерз и стал хрупким. Но, как известно, во время осады 1609-1611 годов в крепости нашелся предатель-перебежчик из числа строителей, который выдал эту информацию полякам. Те подвели мину и взорвали этот кусок стены. В общем, штурмовщина никогда до добра не доводит.

Проходила стена вот здесь.



Потом поляки поставили там земляной Королевский бастион, ну чтобы дырку закрыть.

Кстати, в конце XVII века уже при Петре была идея восстановить эту часть крепости. Составили смету, и оказалось, что на постройку надо 232 тысячи кирпичей, 13 тысяч блоков белого камня, 6 тысяч свай, 6, 5 тысяч сажен бутового камня (эээ... 30 тысяч квадратных метров), ну и там по мелочи 10 тыс. Возов глины, 6 тыс. Бочек извести, 20 тыс возов песку... Мда. Представляете, сколько вот этого вот всего пошло на всю крепость!

Но вернемся к башням. Как уже было сказано, башни были двух типов: прямоугольные и граненые. И хотя форма крепости произвольная, она не является какой-либо геометрической фигурой, а просто вписана в рельеф, но Федор Конь постарался расположить башни максимально равномерно, выдержать одинаковое расстояние ему не удалось, но оно очень близкое, примерно 150-160 метров. И башни попарно между собой максимально одинаковые. Конечно, они не абсолютные близнецы, но разница в размерах плюс-минус полметра. На глаз даже не заметно. А чтобы добиться такого результата, ведь башни строились разными артелями, были изготовлены деревянные макеты в масштабе, чтобы бригадиры могли на них ориентироваться.

И было еще двое парадных ворот в город: главные - Днепровские - напротив моста через Днепр, и симметричные им на другой стороне - Молоховские. Это были именно ворота: большие, сквозные, проезжие, красивая нарядная архитектура - настоящий парадный вход в город. Но, увы, увидеть их мы не можем, они не сохранились: в ноябре 1812 года по приказу Наполеона воротные башни были взорваны.

А вот остальные проездные башни архитектурой небогаты, но зато сконструированы более, так сказать, стратегически. Проход в них выложен углом.



Сделано так, для того чтобы нельзя было бить по воротам прямой наводкой. Ведь действительно, трудно попасть из пушки в дверь, если она смотрит вдоль стены. А еще есть версия, что вход загораживала небольшая стенка, так что входной проем вовсе не был виден. Ну, не знаю, следов кладки от такой стенки на башне не заметно. И вообще это была не дверь, а тяжелые подъемные ворота, которые поднимались специальным воротным механизмом в железной раме. Такие ворота фиг вышибешь, даже если к ним прорвешься.

А что касается архитектурных особенностей крепости... Сразу бросается в глаза белый валик над облицованным цоколем, который тянется вдоль всей постройки: по стенам, по башням, следует всем изгибам крепости и, если б не образовавшиеся со временем разрывы и проломы это был бы белый непрерывный пояс. В этом и состояла задумка: белый валик объединял все разнородные элементы постройки в единый комплекс.



Говоря о том, что башни одинаковые, я несколько слукавила, они все-таки различаются между собой, но их декоративное убранство состоит из стандартного набора элементов. Это выделение угловых ребер и любимые зодчим профилированные карнизы



Оформление входных порталов пилястрами



Ну и отделка окон и бойниц.



И получалось такое однообразие в разнообразии. Или наоборот. Понятно, почему так было сделано: ведь целиком всю крепость увидеть нельзя, потому можно отнестись к каждой башне, как к отдельному строению, при этом они оставались частью ансамбля. К тому же так проще ориентироваться: человек, который давно живет в городе или служит в крепости мог сразу по внешнему виду башни понять, где он находится.

Что еще? Ну зубцы в виде ласточкиных хвостов



Москвичей, правда, этим не удивишь.

Надо заметить, что при создании как башен, так и обрамления бойниц и порталов, зодчий руководствовался так называемой старорусской гармонической пропорцией: в прямоугольнике одна сторона относится к другой, как сторона квадрата (из меньшей стороны) к его диагонали. (ну тут я с сантиметром не меряла, но проверила по фотографии - так и есть) Видимо потому весь комплекс смотрится таким соразмерным.

За свои труды по возведению Смоленского кремля Федор Конь был хорошо награжден. Я думаю, ему тогда уже было немало лет. Ну, как минимум, за сорок, а то и около пятидесяти. Интересная и достойная жизнь. Но после этого нет больше никаких его документально подтвержденных следов в истории. Конец его жизни также покрыт мраком неизвестности как и начало. Правда у ученых есть некоторые соображения об его авторстве некоторых сооружений того времени, но это все на уровне гипотез.

А если бы я ставила памятник Федору Коню, то... Ну, во-первых, он бы у меня стоял. В полный рост. Во-вторых, одет был бы как-нибудь вот так:



Но только побогаче. И вид бы у него был бы как у … прораба! Такого энергичного прораба. Но с потаенной мечтой о гармонии в душе. А в руке пусть держит казенный государев кирпич (7х3х2 вершка). Ладно, насчет кирпича шучу. Хотя, кирпич тоже неплохо. Главное, чтобы фигура была не статичная, а в движении. Потому что мне кажется, что человек, который рулил такими стройками, никогда не стоял на месте. Ну если только, чтобы полюбоваться делом замысла и рук своих.




Tags: 1. ДРЕВНЕРУССКАЯ АРХИТЕКТУРА, 1.5 - Зодчество Смоленских земель, 1.8 - Древнерусские крепости, Архитекторы, Смоленск
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments