Вива (vivva) wrote in architectstyle,
Вива
vivva
architectstyle

Category:

Три крепости. Порхов.

Поездка в Псков была вызвана неожиданно возникшим желанием увидеть старые русские крепости. Причем такие старые, такие махрово средневековые, чтоб уж махровее некуда. А за этим только на Северо-Запад. И конкретно в Порхов.

Порхов – маленький скромный город, но зато он может похвастаться тем, что его основал сам Александр Невский, и в нем находится у-ни-каль-ная крепость XIV века (!) в практически с тех пор нетронутом состоянии с элементами доогнестрельной архитектуры! Я даже не знаю, а есть ли еще где-нибудь в нашей стране другая такая. Ну, может быть, только в Старой Ладоге. В общем, если хочется пропитаться историей, то за этим в Порхов. И скорее, пока туда не добрались реставраторы. Нет, реставрация крепости очень нужна, но есть определенные опасения.




Первая крепость на реке Шелони появилась в 1239 году. Она была деревянной, и заложили ее, как и еще несколько небольших крепостей, по распоряжению новгородского князя Александра Ярославовича, еще не Невского. Дело в том, что это сейчас Порхов находится в Псковской области, а в XIII веке от относился к Новгородской республике. И играл роль пограничного форпоста для защиты от нападений Пскова и Владимира – да, бывало и такое.

В 1346 году осадил литовский князь Ольгерд. Войск у него было много, а намерения самые простые – денег срубить. Поэтому собравшиеся в крепости порховчане решили судьбу не искушать, и тупо от Ольгерда откупились. Но Литва была очень беспокойным соседом, и в Порхове было решено построить каменную крепость. И она была построена в 1387 году из местного плитного камня на известковом растворе. Камень специально не обтесывали, стены не штукатурили, поэтому постройку завершили за один сезон. Вышло не слишком эстетично, но брутально, функционально и экономно. Руководил постройкой Иван Федорович – новгородский боярин, посадский сын, человек с очень интересной биографией, в которой смешалась и молодецкая удаль, и дипломатия, и каменное строительство.

Крепость по площади небольшая, длина стен 500 м, в плане представляет собой неправильный пятиугольник с четырьмя башнями. Высота стен до 8-ми метров, высота башен – 10-15 метров и 3-5 ярусов обороны. С одной стороны крепость омывала река Шелонь, а вдоль остальных был выкопан ров, который во время половодья заполнялся водой.



Ну в общем, построили ее, а через ээээ… 41 год в 1428 году к Порхову подошел другой литовский князь – Витовт. Но в отличие от Ольгерда – все-таки больше 80 лет прошло – он пришел с артиллерией. Ну не то чтобы прям так вот с артиллерией, а с … протоартиллерией, с огнестрелыми орудиями первоначальной стадии. Как писал летописец «бяху же с ним и пушки, и тюфяки, и пищали». Но больше всего порховских защитников, во главе которых стояли посадник Григорий Борисович Посахно и воевода Исаак Андреевич Борецкий, поразила огромная пушка, носящая имя собственное «Галка». (Странное название. Может это что-то по-литовски значит или по-немецки?) Эту монстру везли «на сорока лошадях с утра и до обеда, на сорока других с обеда до полудня, на сорока иных с полудня до вечера». (Интересно, а по-скольку лошадей запрягали в упряжь: по две или по четыре? В любом случае нехилый «автопоезд» получался… Много лошадей было у Витовта.) А при пушке был немецкий мастер по имени «Микола». Литовские войска окружили крепость, поставили пушку на позицию, и Микола объявил, что сейчас одним выстрелом снесет и крепостную башню и главу Никольской церкви, что внутри крепости стояла (и стоит сейчас). Зарядил орудие и выстрелил. Выстрел был мощный: ядро действительно пробило и башню, и церковь, перелетело через всю крепость, выбило зубцы на противоположной стены и упало среди литовского войска, убив воеводу Полоцкого . При этом сама пушка разорвалась со страшным грохотом вместе со своим создателем, от которого остался лишь кусок камзола. В общем под впечатлением остались обе сражающиеся стороны.

Сдается мне, что эта царь-пушка была тюфяком – простейшим орудием, ствол которого делался из склепанного металлического листа, а мастер Микола несколько не рассчитал с ее размерами и величиной заряда, вот ее и разорвало.

Осада продолжалась еще неделю, но гарнизон в ней был небольшой, помощи ждать не приходилось, а крепость сильно пострадала, поэтому новгородцы вступили с противником в переговоры и договорились о мире с выплатой большого откупа.

После этого ничего не оставалось, как начать работы по укреплению крепости и приспособлению ее к и для артиллерии. И в 1430 году такие работы были проведены: увеличили толщину стен и башен, растесали бойницы под пушки, обили ворота металлическими листами. И вот с тех пор крепость больше не перестраивалась. ! Ну за исключением нескольких частей, которые слегка буквально косметически подремонтировали.

И то, что мы сейчас можем видеть, действительно осталось нетронутым с 1430 года! А кое-что даже с 1387-го.

А именно, так называемая, Малая башня.



Представляете, в 1380-м Дмитрий Донской побеждает Мамая, а через семь лет в Порхове ставят эту башню, и она с тех пор так и стоит – офигеть. Вот так выглядели кремли времен Дмитрия Ивановича. А как именно? Ну, во-первых, не слишком толстые стены – толщина не более метра. Даже на этой не слишком внятной фотографии видно, где кончается нарощенная стена и начинается аутентичная.



Во-вторых, бойницы, которые представляют собой узкие щели. В такие ствол пушки не просунешь, в лучше случае пищаль. Предназначены они были для лучников или арбалетчиков, такими и остались. Кстати поэтому на Малой башне никогда не было пушек. Отсутствуют бойницы нижнего боя – а нафига они при стрельбе из лука. Ну и организация внутреннего пространства: в Малой башне было всего три яруса, два первых соединялись внутренней лестницей, а на третий вела отдельная, то ли приставная, то ли просто деревянная лестница. От этой конструкции остался только дверной проем. При такой организации подавать боеприпасы на верх было бы очень неудобно, а для лучников это без разницы.

И еще зубцы у крепостных стен очень длинные, так что их даже и зубцами назвать нельзя.



Утверждается, что это тоже признак доогнестрельной фортификации, но почему так, честно говоря, не знаю…

А остальные башни претерпели модернизацию. И ее можно легко заметить. Вот , например, Никольская башня. (Это по ней стреляла супер-пушка)



Не обращайте внимание на колокольню – ее пристроили а XIX веке. Так вот на башне хорошо просматриваются растесанные бойницы. А если посмотреть на нее сбоку, то можно четко увидеть нарощенную внешнюю стену. Кстати, на боковой стороне сохранились щели для лучников. Никольская башня была въездной. Сейчас трудно в это поверить, но когда-то под аркой помещался всадник на коне. Так вот, если присмотреться, то можно заметить некоторую неровность кладки – это остатки стены захаба.

Нарощенную стену можно увидеть и с другой стороны башни.



А с внутренней стороны стена башни сохранила свою первоначальную толщину.

Больше всего усилили Среднюю башню: ее стены утолстили настолько, что она с внешней стороны стала полукруглой, в то время как изначально она, как и две остальные, была прямоугольной.



А внутренняя стена естественно осталась плоской и не укрепленной дополнительно.



Четвертая башня, называемая Псковской, до наших дней не сохранилась, она разрушилась, скорее всего из-за разливов реки, где-то между XVII и концом XIX века. Это тоже была проходная башня с захабом.



Кстати, где-то в стене, стоящей вдоль реки должен быть тайный подземный ход с трубами для снабжения крепости водой во время осады. А то ведь колодцев в крепости не было.

Интересно еще, что под пороховой погреб, который обычно делают под башней (ну, чтобы далеко не бегать) в Порхове приспособили подвал церкви Святого Николая.





В общем замечательная крепость! Произвела на меня неизгладимое впечатление. Хотя Порхов и ничем особо не отличился в военном смысле: он слишком небольшой, чтобы оказывать серьезное сопротивление противнику. Максимальный гарнизон крепости – человек 250 – не великая сила. А где-то с XVII века Порхов совсем утратил какое-либо оборонное значение. Еще при Алексее Михайловиче там находились военные, а уже при Петре I после Северной войны гарнизон упразднили.

А теперь там музей.

Итак, резюме. Когда перед вами большие крепости с толстыми стенами и мощными башнями вроде Нижегородского или Коломенского кремлей, то знайте – это XV, а то XVI век, чтобы там экскурсовод не втирал про XII-XIII. Потому что до конца XIV века строить стены толще метра-полутора не было никакой нужды: пока не появились пушки, более толстые стены – бессмысленная трата сил и ресурсов, а предки идиотами не были.

Ну и еще несколько фотографий для представления.























ПС. А про посадника со странным прозвищем Посахно есть забавная байка: этот самый Григорий Борисович Посахно, видимо, был знатным самодуром. И запретил монахам Клопского монастыря, что на реке Веяже близь Новгорода ловить рыбу. Так и сказал: Кого поймаю за рыбной ловлей, то руки-ноги переломаю! А местный юродивый Михаил Клопский ему на это : Сам без рук и ног останешься. Скажи спасибо, что не утонешь. Так и вышло: застукал посадник монахов, погнался за ними, и тут его парализовало, еле из воды вытащили. Потом год лечили и по монастырям возили. Только в Клопском смогли исцелить. Не без помощи помянутого Михаила, наверное.





Tags: 1.2 - Зодчество Псковских земель, 1.8 - Древнерусские крепости, Крепости Российской империи, Псковская область
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments