Другой Петербург. Модерн на Петроградской

У меня сложные отношения с модерном - притягивает и настораживает одновременно. Радует неожиданность форм, яркость красок, смелость переходов. Смущает... избыточность что ли, нарочитая роскошь, изобильность декора и фигур.
Я толком не знаю, что такое модерн, думаю, более пристальное знакомство с ним еще впереди. Знаю однако, что модерн расцвел в России быть может в самое  продуктивное (в плане искусства) для нее время - на рубеже веков, что это не только направление в архитектуре, но часть той среды (а можно непочтительно выражаясь современным языком, сказать "тусовки"), которая оставила свой неповторимый след в русской культуре. Среды, где переплетались  великие имена и разные направления искусства и на глазах рождались новые. И где интересно жили интереснейшие люди.
А камертоном к моему рассказу станет  потрясающее эссе, на которое я случайно наткнулась в поисках материала (к сожалению, первоисточник сгинул на просторах сети :()

"Они (дома) отличались от остальных какими-то «неправильными» фасадами; немного давящей темноватой отделкой или, напротив, режущей глаз неспокойной цветовой гаммой; каким-то необыкновенно оригинальным – пусть порой и излишне простым или даже грубоватым - декором.
Эти дома как будто выпучивало на улицы – то эркерами, то огромной витриной (непременно ассиметрично сбоку) – или в небо – башнями, вылетавшими из крыши в самом непредсказуемом месте – не «по правилам»...
Стены временами казались живыми – они настолько были пластичными в своей неправильной форме, что, проходя мимо и случайно подняв глаза, можно было вздрогнуть в изумлении – это здесь откуда взялось?.. тут такого не стояло... – настолько менялся контур, стоило сдвинуть точку обзора на пару метров вправо или влево.
Это потом я узнала, что модерн и появился в результате отрицания векового господства принципа «от фасада к интерьеру» и перехода к обратному – от того, что хотим иметь внутри, зависит фасад.
Отсюда и сумасшедший танец разнообразных окон по стенам, и выпячивание отдельных частей, и царство ассиметрии....
Санкт-Петербург не просто был затоплен модерном, он и сейчас является одним из немногих городов мира, где здания в стиле модерн составляют крупнейшие и неповторимые ансамбли – это Невский и Каменноостровский проспекты и Каменный остров."


Сегодня в программе Каменноостровский проспект и его ближайшие окрестности.



А начнем мы...  с мечети. Потому что, несмотря на Самаркандский "оригинал", такая мечеть могла появиться именно в эпоху модерна с ее яркими красками и смелыми сочетаниями. По крайней мере один из ее создателей  был теснейшим образом связан с этим направлением. И невзирая на немалое число известных работ, именно мечеть считается лучшим его произведением.



Художник-керамист Петр Ваулин являлся организатором и заведующим знаменитой гончарной мастерской "Абрамцево", где работали Врубель, Головин и много кто еще. В середине 1900-х годов он основал собственную керамическую мастерскую под Гатчиной. Среди его работ - украшения Ярославского вокзала и Третьяковской галереи в Москве, Кронштадского Морского собора, фризы по рисункам Рериха на Большой Морской в Петербурге. Любопытно, что внуком Ваулина был замечательный композитор Андрей Петров, который тоже жил на Петроградской.
Рядом с мечетью находится дом, которому стоило бы уделить больше внимания, чего мы, потрясенные мечетью, увы, не сделали. От него - только одно фото. Это знаменитый особняк Кшесинской (1904-1906), ныне музей политической истории России (бывший музей революции). Хорош...


Напротив мечети и особняка, в Александровском парке, еще один удивительный дом. На здании ортопедического института  - майолика "Богоматерь с младенцем". Это самая ранняя в Петербурге монументальная керамическая композиция и одна из первых больших работ Петрова-Водкина.



Майолика привлекала Р.Ф.Мельцера, автора проекта ортопедического клинического института, долговечностью, художественным и физическим единством с архитектурной основой, возникавшими «в силу неувядаемости красок и однородности с материалом сооружений». Эскиз Богоматери художник писал в Петербурге с натурщицы: "отвел мне Роман для этого целый дом. С каким нетерпением ждет он, как у меня выйдет – начало, видимо, его радует".  Размер панно 7 аршин (4м 97 см). Так как керамическая живопись выступала здесь в новом качестве, которое она приобрела в пору модерна: изображение создавалось не росписью по стандартным плиткам, а подбором фигурных разномодульных кусков (первым такой приём ввёл М.А.Врубель), панно решено было отливать в Лондоне из-за отсутствия возможности сделать это в России. Поздней осенью 1904 года панно было доставлено в Петербург. Художник был немного расстроен тем, что майолика значительно отличалась от эскиза на картоне. Сохранены были общие стилистические черты образа Богоматери и младенца, но цвет претерпел значительные изменения, неизбежные при ограниченных цветовых возможностях глазури и обжиге - с красного в одеждах Богородицы и младенца на голубой.
И однако же эта "неожиданная" Богородица, непохожая ни на привычные иконные образы, ни на более поздние работы художника, впечатляет и запоминается.

Мы добрались только до начала Каменноостровского проспекта. Но... здесь сыграло свою роль то, что я назвала в самом начале избыточной пышностью. Для меня - чрезмерно: слишком  много скульптур и завитушек, слишком парадно и помпезно. Поэтому, хотя у меня честно были переписаны на бумажку все номера домов, на которые надо смотреть, бумажкой этой я ни разу не воспользовалась. И не так уж на многое "вскинула" фотоаппарат.  Вот  что в итоге получилось.







А на следующий день мы гуляем по окрестным улицам и там находим вот этот чудный дом; это здание ЛЭТИ, важная страница научно-технической Петроградской, которую мы не успели изучить: где-то недалеко институт великого Павлова и памятник собаке, и Ботанический сад, где мы только вдоль забора прошлись, и много чего еще. Но мы успели только полюбоваться домом


А это мы стоим на остановке в ожидании маршрутки, которая увезет нас с Петроградской, льет дождик, а я с благодарностью смотрю на те самые скульптуры, которые накануне казались избыточными. Может быть, они предназначены не для яркого летнего дня, какими редко балует Петербург, а вот для такого хмуро-серого неба... А может быть, просто жаль расставаться с Петроградской.





Оригинал взят у taanyabars в Другой Петербург. Модерн на Петроградской (чтобы не было путаницы: автор ведет два блога под двумя разными никами)
Надо честно сказать, что модерн столичного города Санкт-Петербурга намного сильнее, намного эффектнее нашего Московского, патриархально-купеческого. Чего уж там темнить :))
Шикарный модерн, других слов нет!
Когда я первый раз попал в Ленинград, я выискивал город Пушкина, остатки домов и дворцов начала XIX века, которые мог видеть поэт. И на модерн не обращал внимание. Вы хорошо сказали в самом начале своей статьи - "Смущает... избыточность что ли, нарочитая роскошь, изобильность декора и фигур". Вот и меня тогда очень настораживала эта показная демонстрация богатства. И только после долгих прогулок по центральным проспектам глаз начинал привыкать к этой роскоши.
К модерну, оказывается - тоже нужно привыкнуть, и тогда его начинаешь понимать ........
Есть пара хороших книг - Петербургский модерн, Северный модерн ( недавно вышла)
Соглашусь с последним. Поэтому мне мил московский модерн: он привычнее.