ОТ «ДОМА ДУРАКА» ДО «ДОМА ДРУЖБЫ»: чем знаменит особняк Арсения Морозова

    Оригинал взят у sergeyurich в ОТ «ДОМА ДУРАКА» ДО «ДОМА ДРУЖБЫ»: чем знаменит особняк Арсения Морозова

  Один из самых необычных домов Москвы стоит на Воздвиженке – затейливый особняк знатного московского купца Арсения Морозова. Сейчас дом считается памятником архитектуры федерального значения. Современники же единогласно окрестили особняк «домом дурака».




Витиеватый «дом с ракушками» - единственное, чем прославился потомственный почётный гражданин Арсений Абрамович Морозов (1873—1908/1909). Представитель знатного рода и миллионер не принимал участие в семейном текстильном производстве (хотя и был пайщиком Товарищества Тверской мануфактуры), не разделял интереса братьев к искусству, не был ни отмечен на службе, ни замечен в благотворительности.

    Как уверяет молва, младший сын предпринимательницы и меценатки Варвары Морозовой Арсений, побывав в гостях у брата, заявил, что поручит создать для себя самый необычный дом в Москве. «Вот ты, Миша, собираешь свои коллекции, с которыми еще неизвестно что потом будет... Мой же дом будет стоять вечно». С этих слов и началась жизнь дома на Воздвиженке.




    Страстью Морозова были путешествия. В 1894 году на Всемирной выставке, которая проходила в Антверпене, купец подружился с архитектором Виктором Мазыриным (1859 - 1919), увлекающимся эзотерикой. На мероприятии Мазырин присутствовал как архитектор и проектировщик русского павильона. Мазырин сразу принял заказ Морозова на строительство особняка, но никаких конкретных пожеланий у будущего заказчика не было. Мазырин подготовил проект дома в русском стиле, который был решительно отвергнут Арсением.

    Для поиска вдохновения Морозов и Мазырин отправились в совместное путешествие по Европе - Париж, Мадрид, Лиссабон…. Подходящий дом нашелся в португальском городе Синтра (места, воспетые Байроном): молодому промышленнику понравился замок Palacio Nacional da Pena, построенный на скале во второй половине XIX столетия в стиле мануэлино по проекту немецкого архитектора Людвига фон Эшвеге для местного принца – Фернанду II. Витые колонны, причудливый орнамент… Мистическое, словно заколдованное место, способное остановить время. Строительство оригинального замка, по размерам намного превосходящего московский прототип, тянулось несколько десятилетий, вплоть до самой смерти принца в 1885 году.




    По совпадению в том же 1885 году в собственность семьи Морозовых переходит участок на Воздвиженке, который раньше принадлежал князьям Долгоруким. Недвижимость выкупает мать Арсения Варвара Морозова, чтобы построить дом для себя. Проект первого особняка с флигелем и сторожкой для предпринимательницы реализовал архитектор Роман Клейн. В главном двухэтажном здании были 23 комнаты, еще 19 располагались в подвале, а зал для приемов вмещал до 300 человек. Классическая усадьба сохранилась до сих пор – владение Морозовой располагалось по соседству (современный № 14 по Воздвиженке).

    Через 10 лет, в 1895 году, Морозова выкупила землю у соседа – антрепренера баварца Карла Маркуса Гинне. С 1868 года здесь располагался его конный цирк. До 1892 года у владельца столь успешного предприятия Карла Гинне была, пожалуй, одна забота, да и та, на его взгляд, пустяшная. В цирке наверху на галерее, там, где располагались самые дешевые места, царила ужасная теснота, отчего у посетителей случались обмороки. Зато пожар в упомянутом году был куда страшнее. Деревянное здание цирка сгорело при невыясненных обстоятельствах фактически без остатка, и на воссоздание цирка у импрессарио средств не нашлось.

    Спустя два года после сделки, в 1897 году, земля была переписана на самого Арсения Морозова – участок стал подарком матери ему на очередной день рождения. Начинается строительство. Принято считать, что первый камень в доме заложила семилетняя Лида Мазырина – старшая дочь архитектора, в будущем балерина. Закончить строительство удалось в рекордные сроки – уже к концу 1899 года здание было готово.





Во время строительства замка синтровского дворца немец Эшвеге не ограничивался единым стилем – в здании проглядывают черты мануэлино, готики, ренессанса, мавританского и восточного стилей. По тому же пути пошел и Мазырин. Стиль дома на Воздвиженке архитекторы называют псевдомавританским. Дом украшают характерные колонны и башни, но внешняя и внутренняя отделка позаимствованы из других направлений. Для Мазырина не существовало препятствий. Замок в Синтре увит гроздьями винограда? В Москве вместо живого винограда появился каменный орнамент.














    Ракушки на фасаде Мазырин позаимствовал у главной достопримечательности испанского города Саламанка – знаменитого дома с ракушками Casa de las Conchas, относящегося к готическому стилю.




    А мозаика внутреннего дворика выглядит вполне античной. Все фасады дома оплетают реалистичные канаты, местами завязанные в узлы.

    Символы должны были принести владельцу дома счастье, но дело обернулось по-другому. В 1899 году строительство было окончено, но еще до окончания работ в адрес особняка и его владельца посыпались насмешки. Арсений рассказывал друзьям о бурной реакции матери, приводя ее слова: «Раньше одна я знала, что ты - дурак, а теперь об этом узнает вся Москва». Негативно отозвались и братья Морозова – известные городские меценаты.

    Критиков хватало и вне семьи. Разгромные статьи, злые шутки, карикатуры, дом называли образцом безвкусия. Известный исследователь Москвы Владимир Гиляровский вспоминал эпиграмму, которую после появления замка сочинил молодой актер Михаил Садовский:
«Сей замок на меня наводит много дум,
И прошлого мне стало страшно жалко.
Где прежде царствовал свободный русский ум,
Там ныне царствует фабричная смекалка».

    В романе «Воскресение» Льва Толстого морозовскому особняку посвящен один из диалогов Нехлюдова с извозчиком, где подчеркивается огромный размер и несообразность строящегося здания.




    «На одной из улиц извозчик, человек средних лет, с умным и добродушным лицом, обратился к Нехлюдову и указал на огромный строящийся дом.
- Вон какой домина занесли, - сказал он, как будто он отчасти был виновником этой постройки и гордился этим.
    Действительно, дом строился огромный и в каком-то сложном, необыкновенном стиле. Прочные леса из больших сосновых бревен, схваченных железными скрепами, окружали воздвигаемую постройку и отделяли ее от улицы тесовой оградой.
    По подмостям лесов сновали, как муравьи, забрызганные известью рабочие: одни клали, другие тесали камень, третьи вверх вносили тяжелые и вниз спускали пустые носилки и кадушки. Толстый и прекрасно одетый господин, вероятно архитектор, стоя у лесов, что-то, указывая наверх, говорил почтительно слушающему владимирцу-рядчику. Из ворот мимо архитектора с рядчиком выезжали пустые и въезжали нагруженные подводы.
    «И как они все уверены, и те, которые работают, так же как и те, которые заставляют их работать, что это так и должно быть, что, в то время как дома их брюхатые бабы работают непосильную работу и дети их в скуфеечках перед скорой голодной смертью старчески улыбаются, суча ножками, им должно строить этот глупый ненужный дворец какому-то глупому и ненужному человеку, одному из тех самых, которые разоряют и грабят их», - думал Нехлюдов, глядя на этот дом».

    Сам Арсений на слухи и критику никакого внимания не обращал, в доме закатывались грандиозные банкеты, а Морозов - младший увлекся мистическими и эзотерическими науками. Собрать московский бомонд удавалось без труда – двоюродный дядя хозяина дома, заядлый театрал Савва Морозов, приводил к племяннику друзей, в частности – Максима Горького.

    Арсений Морозов жил в своем доме до самой смерти в 1908 году. Купец скончался после нелепого несчастного случая в Твери, городе где располагалась одна из семейных фабрик: на одной вечеринке сам прострелил себе ногу, сказав приятелям, что не почувствует боли благодаря силе духа, которая выработалась благодаря эзотерическим техникам Мазырина. Получив рану, Морозов и, правда, не поморщился и продолжал участие в пирушке. Кровь между тем скопилась в сапоге и спровоцировала заражение, от которого странный младший Морозов скончался через три дня в возрасте 35 лет.

    После его смерти оказалось, что по условиям оставленного завещания законной жене Варваре и дочери Ирине не достается ничего из нажитого имущества.
    Распорядительницей 4 млн. рублей капитала и особняка на Воздвиженке стоимостью в 3 млн. рублей стала Нина Александровна Коншина – возлюбленная Морозова, с ней он жил последние несколько лет. На наследницу подали в суд: ссылаясь на психическое расстройство Арсения Абрамовича, и, следовательно, его недееспособность, родственникам удалось отсудить часть денег и активов. Но большую часть капитала и дом отсудить не удалось - во владение домом вступила Н. А. Коншина, которая продала его нефтепромышленнику и кутиле Левону Манташеву — сыну нефтяного магната Александра Ивановича Манташева.

    Во время революции в здании располагалась штаб-квартира партии анархистов. С 1918 до 1928 года дом находился в распоряжении первого рабочего театра Пролеткульта.
    В этот период здесь постоянно бывают Всеволод Мейерхольд, Владимир Маяковский, Сергей Эйзенштейн и Сергей Есенин. Последний прожил здесь несколько месяцев, поселившись в чердачном помещении у сотрудника канцелярии – поэта Сергей Клычкова, который приспособил под жилье бывшую ванную. Но с обстановкой оказалось сложно: современники вспоминали, что пьесы ставились прямо в приемной зале, где пространство было обустроено амфитеатром.
    Первый Рабочий театр Пролеткульта, где ставили свои спектакли Эйзенштейн и Мейерхольд, был весьма своеобразным. Чтобы понять, насколько своеобразным, достаточно вспомнить «Колумб» из «Двенадцати стульев» с его колоритными героями:
    «Из одиннадцатого ряда, где сидели концессионеры, послышался смех. Остапу понравилось музыкальное вступление, исполненное оркестрантами на бутылках, кружках Эсмарха, саксофонах и больших полковых барабанах. Свистнула флейта, и занавес, навевая прохладу, расступился. К удивлению Воробьянинова, привыкшего к классической интерпретации «Женитьбы», Подколесина на сцене не было. Порыскав глазами, Ипполит Матвеевич увидел свисающие с потолка фанерные прямоугольники, выкрашенные в основные цвета солнечного спектра. Ни дверей, ни синих кисейных окон не было. Под разноцветными прямоугольниками танцевали дамочки в больших, вырезанных из черного картона шляпах. Бутылочные стоны вызвали на сцену Подколесина, который врезался в толпу верхом на Степане...»

    Невзыскательной публике такие бесшабашные постановки нравились. Но талантливые режиссеры предпочитали другого зрителя. В 1932 году Пролеткульт распался (а театр переехал с Воздвиженки еще раньше).

    После театралов дом на Воздвиженке получил Наркомат иностранных дел. С 1928 года дом № 16 был отдан под резиденцию японского посла, в военные годы здесь же располагалась редакция английской газеты «Британский союзник», а с 1952 по 1954 год – посольство Индийской Республики.




В 1959–м особняк почти на полвека занял «Союз советских обществ дружбы и культурных связей с народами зарубежных стран» ("Дом дружбы"). В начале 2000-х здание перешло в распоряжение федеральных властей и претерпело реставрацию, в 2006 здесь открылся дом приемов правительства России.





Как посольство Индии - очень уместно ))

Был здесь пару раз очень давно, дом именовался - ВОКС (всесоюзное общество культурных связей) и так далее. Помню только, что все внутри было очень странное. Не красивое и не некрасивое - а странное ))
Про "дурака" прекрасная история )))
Скорее Португалии или Испании, чем Индии, на мой взгляд. В Андалусии полно такого рода архитектуры в стиле мудехар.
Но в наши дни, когда москвич выходит из метро Арбатская, он первым делом видит этот эффектный особняк, прилетевший откуда-то там....))
И он не вникает в детали архитектуры, он просто никогда не слышал о таких понятиях.
И он обязательно останавливает свой взгляд на "Доме с ракушками", так его тоже часто называют......
В общем - все как в русской сказке .... дурак оказался самым дальновидным ))
Все правильно! Необычное всегда вызывает интерес. Так и с этим "Домом с ракушками".
Впрочем, напрасно Вы думаете, что такой стиль архитектуры как мудехар (его еще часто называют "испано-мавританским"), мало кому известен. Любой человек, бывавший в южной Испании (да и не только в южной) сразу же его узнает, поскольку перепутать с чем-либо другим практически невозможно.
Как Вы сказали - мудехар?
Вспомнилась коронная фраза из замечательного фильма ...... "В моем доме - не выражаться" ........ ))
.........................................
Кому вы рассказываете байки, про побывавших в Испании? Увлекаетесь, Сергей Юрьевич, дорогой мой!
................За исключением узкой группы людей, большинство жителей нашей страны дальше ближайшего областного или даже районного центра никогда не выезжали...... ((
Позволить себе поездку за границу сегодня могут менее 5 процентов.
Ну да, и еще из замечательного фильма "Покровские ворота". Помните, как Костик (персонаж О. Меньшикова упомянул поэта Хераскова, на что ему Савва Игнатьевич заявил: "Костик, только не ругайся!"

Впрочем, может быть, я и увлекаюсь, но в той же Испании мне встречалось довольно много наших туристов.
Нет, я не спорю, увы, слишком мало наших соотечественников имеют возможность выезжать за рубеж, а те, кто ездят, в массе своей предпочитают пляжный отдых по системе "олл инклюзив" в пресловутой Турции (в которой, кстати, кроме пляжей есть очень много интересного!).

Но ведь и Вы, уважаемый Григорий Васильевич, не станете спорить, что наше Сообщество также интересно весьма незначительному количеству тех, кто читает ЖЖ? Не так ли?
Менее 5 процентов от ОБЩЕГО числа. Если отбросить политиков, сверхбогатых и жителей двух столиц - то получится такой мизерный показатель, что лучше промолчать........((
И это одна из причин, из-за которой я решил создавать Журнал на отечественном материале, на изучении именно Русской архитектуры. Что бы КАЖДЫЙ мог принять в нем участие, рассказать о своем селе, городке, районе и так далее. Имел возможность поведать о том, что ему близко и дорого с детских лет.
О музее в деревянном особняке в далекой глубинке, о полуразрушенной церквухе среди болот. Что бы были равные возможности.
А то обстоятельство, что сегодня в Журнале в основном состоят путешественники с фотокамерой, и что их очень мало - так это пока только раскрутка Журнала. .....:)))
Журналу чуть более полугода .........
Григорий Васильевич, неужели Вы думаете, что я этого не понимаю? ((
И мне тоже хочется, чтобы наше сообщество, посвященное архитектуре нашей Родины развивалось и становилось все более популярным. Ведь я я в своем блоге занимаюсь тем же самым, а именно культуртрегерством (не ограничиваясь только лишь Россией).
Да, я не политик и никак не отношусь к сверхбогатым (и живу не в центре Москвы, а в пригороде - в Мытищах, которые очень люблю и не поменяю даже на район в пределах Бульварного кольца!). Тем не менее, я - простой учитель, как-то нахожу возможность путешествовать и по Европе и по нашей стране. Было бы желание!
Как бы под впечатлением нашей беседы, я вчера разразился "Юбилейной" статьей в своем ЖЖ - http://archistorik.livejournal.com/36893.html
Нашему журналу и действительно полгода, - уже полгода, или еще полгода - как подходить к вопросу.
И у нас действительно собрались хорошие фотографы и дельные историки, и Вы в первую очередь. Ваши исторические изыскания очень важны, во первых. А во-вторых они интересно написано, живым языком.

Но с архитекторами у нас пока негусто...... а ведь журнал-то посвящен именно архитектуре. Так что на сегодня "наиглавнейшая" задача - найти, пригласить и т.д. именно людей с определенными архитектурными познаниями. Вот такие пироги :)))
Добрый день, Григорий Васильевич!
Признаюсь, мне очень приятно слышать от Вас такие комплиментарные слова в свой адрес. Спасибо!
Полугодовой юбилей нашего Сообщества я воспринимаю и как свой праздник тоже. Но вот, увы, ни с одним архитектором, кроме Вас, я не знаком, поэтому здесь помочь ничем не могу. Есть, правда неплохой автор из ЖЖ - Валентина из Обнинска, впрочем, Вы ее наверняка знаете (uchitelj), я ее приглашал вступить в наше Сообщество, но у нее есть свое - stilarhitekturi, поэтому мое приглашение она проигнорировала, так как, видимо, воспринимает нас в качестве конкурентов. Хотя, на мой взгляд, зря. Все таки, несмотря на то, что оба сообщества посвящены архитектуре, тематика у них довольно сильно отличается. Недаром я больше отправляю своих работ именно в наш журнал, поскольку он мне кажется более интересным и, главное, познавательным и личностно ориентированным (с ее журналом я тоже сотрудничаю, когда пишу посты о зарубежной архитектуре).
Да, Ваш "юбилейный" пост я обязательно размещу в своем журнале.
С уважением, С. Ю.
Каталог франшиз
(Anonymous)
Франшиза GESS — продукция для красоты и здоровья (http://бизнес-структуры.рф/%d1%84%d1%80%d0%b0%d0%bd%d1%88%d0%b8%d0%b7%d0%b0-de-salitto-%d1%81%d0%b5%d1%82%d1%8c-%d0%bc%d0%b0%d0%b3%d0%b0%d0%b7%d0%b8%d0%bd%d0%be%d0%b2-%d0%b8%d1%82%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d1%8f%d0%bd%d1%81%d0%ba/)
Выбор стружкоотсоса Консар
(Anonymous)
Рада приветствовать!
На нашем форуме мне регулярно задают вопрос где купить надёжный промышленный пылесос Консар.
Скажу сразу, мое предприятие приобретает вентиляционную установку здесь
промышленный пылесос цена (http://www.muravlenko.com/forum/away.php?s=https://strujkootsos.ru)