ЗАМЕТКИ О СМОЛЕНСКЕ. Часть 9. Смоленская крепость

Оригинал взят у sergeyurich в ЗАМЕТКИ О СМОЛЕНСКЕ. Часть 9. Смоленская крепость
  Что мы ожидаем увидеть, когда приезжаем в какой-нибудь старинный русский город? Кремль в его центре, расходящиеся от него улицы с исторической застройкой, как, к примеру, в Нижнем Новгороде или Великом Новгороде, Туле или Казани.

    Но в Смоленске все не так.

    В Смоленске нет никакого кремля, а есть крепость, внутри которой расположен практически весь исторический центр города. Куда бы вы не направились, находясь в центре Смоленска, так или иначе вы обязательно увидите либо крепостные стены (или то, что от них осталось к настоящему времени), либо могучие башни Смоленской крепости.






    Кстати, по моему впечатлению, в этом Смоленск похож на Москву, если бы в ней сохранились крепостные стены Белого и Китай-города. Впрочем, чему же здесь удивляться, если Смоленская крепость была построена тем же самым архитектором, что и московский Белый город – Федором Конём, да и к тому же, почти в то же самое время, когда на московском престоле сидел последний из Рюриковичей – не вполне дееспособный царь Федор Иоаннович, а правил при нем государством его шурин – могущественный и хитроумный боярин Борис Федорович Годунов.

    Впрочем, обо всем по порядку.




    Смоленская крепость, выдающееся оборонительное сооружение конца XVI – начала XVII вв., творение зодчего Федора Савельевича Коня, на протяжении нескольких столетий формировала облик города.

    Памятник зодчему у стен крепости:





   


    История ее создания связана с началом Смутного времени, когда перед Московским государством реально встала угроза польского вторжения.
    Сознавая необходимость укрепления западных границ, 15 декабря 1595 года «государь и великий князь Федор Иоаннович всея Руси велели князю Василию Ондреевичу Звенигородскому да Семену Володимировичу Безобразову да дьякам Поснику Шипилову да Нечаю Перфирьеву да городовому мастеру Федору Савельеву Коню ехати в Смоленск. Государь царь и великий князь Федор Иоаннович всея Руси указал делати свою государеву отчину город Смоленск каменной».




    Значение возводимой в Смоленске крепости подчеркивает тот факт, что на закладку ее приехал сам Борис Годунов, фактический правитель Московского государства, взошедший на русский престол в 1598 году.




    Церемония закладки была обставлена с особой торжественностью: «пев у пречистыя Богородицы Смоленская молебная», Годунов со свитой «объеха место, како бытии граду, и повеле заложити град каменной».
    Непосредственно к возведению крепостной стены приступили «окольничий Иван Михайлов сын Бутурлин да князь Василий Звенигородский да дьяк Нечай Перфирьев и много дворян и детей боярских в приставах», коим царь наказал «град делати наспех, не мешкая».
    Такое грандиозное и спешное строительство требовало мобилизации всех сил страны: «со всея Русския земли» были присланы в Смоленск мастера – каменщики и кирпичники, а также рабочий люд. Использовались как местные, так и привозные строительные материалы («а камень и известь возили из дальних городов всея земли»).
    В связи с важностью возведения смоленской крепости и сжатыми сроками работ царь Борис Годунов издал указ о запрещении каменного строительства в других городах государства.

    В 1602 году строительство было завершено и новая крепость освящена. Кстати, интересно, что многие смоляне, из тех, конечно же, кто хоть как-то разбирается в прошлом своего города до сих пор называют Смоленскую крепость "Годуновской".




    Крепостная стена имела протяженность около 6,4 км (сохранилось около 3 км), включала в себя 38 башен (сегодня их осталось 17, причем, некоторые сохранились в сильно перестроенном виде). Ширина прясла составляет 4,2 – 6 м, высота вместе с зубцами – 12 – 19 м. Основание западного и северного участков стены состоит из дубовых свай, забитых в дно котлована, на юге и востоке стена поставлена прямо на материк.
    Фундамент крепости, сложенный из больших белокаменных блоков, суживается кверху и заканчивается прокладкой из 3 – 10 рядов кирпича, над которыми расположен белокаменный валик, впрочем, сохранившийся далеко не везде.

















    Особенностью смоленской крепости является наличие трех уровней боя, бойницы которых расположены в шахматном порядке. Ведение «верхнего боя» предусматривалось с площадки стены, ширина которой 4 – 4,5 м. Подняться на площадку можно было по каменным «всходам» - внутристенным узким лестницам, расположенным у воротных башен. Снаружи боевая площадка ограждена чередующимися глухими и боевым (прорезанными бойницами) зубцами с завершением «ласточкин хвост»; изнутри – квадратными в плане столбами, поддерживающими деревянную двускатную кровлю.
    Бойницы среднего и подошвенного уровней располагались в сводчатых камерах в толще прясел.
Длина прясел между башнями в среднем составляет 158 м.




















    Со всех сторон (кроме северной, выходящей к Днепру) крепость была окружена глубоким рвом, заполненным водой. Некоторые фрагменты этого рва сохранились и до нашего времени:







    Среди башен смоленской крепости различаются многогранные (круглые) и четырехгранные башни. Все они в основном трехъярусные.
    До наших дней сохранились следующие башни: Пятницкая, Копытинская, Бублейка, Громовая, Донец, Маховая, Никольская, Зимбулка, Долгочевская, Воронина, Заалтарная, Авраамиевская, Орел, Позднякова, Веселуха, Костыревская, Волкова.
    Остальные были разрушены во время войны 1812 года, а также позже, поскольку городские власти Смоленска в XIX веке не видели особенной необходимости в сохранении древней крепости, да и сами местные жители активно растаскивали кирпичи крепостной стены для собственных хозяйственных нужд.

    Самой величественной была прямоугольная пятиярусная Фроловская башня, которая стояла у моста через Днепр, поэтому ее также называли Днепровскими воротами.







    Она сильно пострадала от войн и стихийных бедствий и обветшала уже к началу XVIII века. На ее месте был устроен надвратный храм, сначала деревянный (1728 г.), а затем и каменный (1793 – 1800 гг.), восстановленный после Отечественной войны 1812 года (архитектор М. Н. Слепнев, 1814 г.).

    Несколько видов на крепостную стену и Днепровские ворота со стороны моста через Днепр и набережной (на заднем плане слева видна Волкова башня):













    Это здание выдержано в формах классицизма. Симметричные фасады оформлены в виде портика, заканчивающегося на уровне второго этажа. По сторонам храма возвышаются две звонницы.







    Существует легенда, что с балкона надвратного храма в 1812 году Наполеон собственноручно наводил пушку, стреляя по отходившей в сторону Москвы русской армии.

    Церковь Тихона Задонского на месте Пятницких ворот, построенная в 1815 – 1816 гг., долгое время  (до 1862 г.) использовавшаяся в качестве тюремного храма:








    Некоторые башни Смоленской крепости

    Волкова башня:






  Громовая башня:









Копытенская башня (обратите внимание на замечательный флюгер и на то, что с сегодня эта башня с въездными воротами находится под охраной братьев наших меньших):












Башня Бублейка:









Громовая башня и Бублейка вместе:



Башни Зимбулка и Долгачевская:



Башня Орел:










    Продолжение «Заметок о Смоленске» следует…

    Большая часть фотографией была сделана Светланой Воробьевой - моей любимой женой и соавтором.
    Благодарю за внимание.
    Сергей Воробьев.



На Авраамиевских воротах граффити видел? Оказывается про них даже Д.А.Авдусин не знал!))) На Орле тоже были граффити, но меньше)))
В Авраамиевском монастыре были (я о нем позже обязательно напишу), а вот к башне близко не подходили, поэтому граффити не видели. Я о них и не знал. Если бы знал, то обязательно посмотрел бы.
Я сам случайно углядел в 1986 году. Видимо, сказывается археологическое зрение, - мелочи замечать)))

В Старой Русе я так нашёл граффити времён оккупации (на немецком языке), видимо, часовой нацарапал около входа, на здании Политехнического колледжа на Крестецкой улице.)))
Это понятно. Вот Володя Д`Ар умудрился не заметить норманнские граффити в Айя-Софии!)))

Игорь, а что там за граффити на Авраамиевой башне? К какому времени относятся?
С XVII века и вплоть до современности, на белокаменных блоках, в основном...
XVII век - это интересно, а вот современные как-то не очень.
Кстати, в Айя-Софии я заметил рядом с норманнскими граффити, относящимися, видимо, к IX-XII векам, и вполне себе наши современные - какой-то мудила накорябал на мраморной плите всем известное слово из трех букв.