archistorik (archistorik) wrote in architectstyle,
archistorik
archistorik
architectstyle

Categories:

Особняк Наумова в Самаре: островок Италии эпохи ренессанса на Волге

Оригинал взят у ondryushka в Особняк Наумова в Самаре: островок Италии эпохи ренессанса на Волге
Вокруг одной из самых знаменитых самарских архитектурных изюминок — особняка предводителя самарского дворянства Александра Николаевича Наумова — до сих пор много неясностей...



К моменту постройки (как впрочем, сейчас) — это было элитное жильё экстра-класса. Достаточно только сказать, что эта постройка, копировавшая формы итальянских средневековых дворцов, была оборудована даже собственной электростанцией.

Недаром в разное время здесь располагались и Губисполком, и Ревком и штаб обороны города, Дом журналиста, посольство Великобритании... Сейчас же в народе он больше известен под своим прошлым названием - Дом пионеров. Поскольку нынешнее его название, скажем так, не очень-то удобоваримо — Самарский Дворец Детского и Юношеского Творчества. Одних заглавных букв сколько...

Городской достопримечательностью это здание стало сразу же после завершения строительных работ. Дадим по этому поводу слово хозяину особняка:

"Дом наш обращал на себя всеобщее внимание, им, бывало, постоянно любовались с проходивших мимо него пароходов, а городские извозчики неизменно подвозили заезжую публику к нему и показывали его, как свою городскую гордость, выпрашивая от седоков лишние чаевые".

Так что, зарабатывать на этом доме в Самаре принято очень давно. Не знаю сколько заработали на особняке его реставраторы, но, похоже, что не очень много. Реставрация особняка Наумова идёт с 1994 года и имеет даже по самарским меркам черепашьи темпы. Причина традиционная: губерния и город не могут разобраться кто и сколько должен давать денег. К счастью леса с фасада всё же исчезли и можно полюбоваться на чудо-дом со стороны улицы Куйбышева.

В этой статье я расскажу о внешнем убранстве дома и построек, входящих в комплекс особняка. Затем, надеюсь, получиться продолжить и поведать о том, что скрыто за мощными стенами шедевра архитектуры. Текст будет большой, но постараюсь излишне не занудствовать. Тем более, что с особняком Наумова связаны истории любви, крови и денег, которые будоражат воображение всякого читателя. Итак, начнём...

Как строилось палаццо


Строительство началось под самый закат XIX века — летом 1900 года. Землю на Дворянской Наумов выкупил у ещё одного весьма до сих пор популярного самарца — пивного короля Альфреда фон Вакано. Проектировал и строил особняк ещё один весьма знаменитый в Самаре персонаж — пожалуй, самый плодовитый дореволюционный самарский архитектор А.А. Щербачёв.

Как считает историк архитектуры Н.В. Мельникова прототипом фасада особняка послужила Парижская Гранд-Опера:



Grand Opera House, Paris, Frank Myers Boggs

Действительно, определённое сходство имеется.

В.Г. Каркарьян пишет, что фасад оформлен в стиле итальянского палаццо времён ренессанса. Несомненно, это тоже справедливо. Правда, в отличии от итальянских дворцов одной из главных "фишек" особняка Наумова считается то, что он построен из местного материала — жигулёвского камня. Волжский патриот Наумов даже будучи в эмиграции назвал свою виллу на Лазурном побережье Франции "Волга". Вот, что хозяин дома пишет о материалах постройки в своих мемуарах:

"Главный секрет красоты заключался в том, что, вопреки всяческим запугиваниям и отговариваниям, весь передний фасад здания был выложен из жигулевского камня, некоторые же части его, как например колонны на парадном подъезде, высекались из целых колоссальнейших глыб".



Те самые "колонны из колоссальнейших глыб".

Историки архитектуры никак не могут разобраться, когда же строительство особняка было закончено. И действительно, без бутылочки тут разобраться нелегко.
Н.В. Мельникова приводит в качестве даты завершения строительства 1902-1903 годы. В.Г. Каркарьян — 1904 год. В "Акте технического состояния памятника" указан 1905 год. В подписях же к архивным фотографиям встречается даже 1908 год. Что удивительно, архивные фотографии оказались самым ненадёжным источником.

Из мемуаров Наумова доподлинно известно, что семья с прислугой заселилась в дом во второй половине сентября 1905 года. Тогда же его хозяин чуть было не лишился здесь жизни. Но об этой неприятной истории расскажу позже.



Строительство палаццо

Так или иначе, в к 1905 году особняк был достроен. Причём изначально он был окрашен в белый цвет, за что и получил у самарской общественности прозвище "Белый дворец".



Белый дворец в первоначальном виде.

Чуть позже он был перекрашен. По всей видимости, в розовый цвет. Во всяком случае, если человек, раскрашивавший следующую открытку не был дальтоником.



Открытка, датируемая 1908-1912 годами. Что интересно, свежевыстроенный Крестьянский банк имел серый цвет вместо нынешнего розового. С особняком Наумова вышла обратная история.



Впрочем, и сейчас серый цвет имеет только фасад особняка. Как можно видеть, на этом фото, остальные его части выкрашены, видимо, в тот самый цвет, что был в 1908-1912 годах на архивной открытке.

Ещё в 1994 году пытливые умы при составлении "Акта технического состояния памятника" вполне резонно замечали следующее: "Дворовые фасады оштукатурены и окрашены, колер дисгармоничен облицовке естественным камнем главного фасада".
Интересно, как собираются решать эту проблему при реконструкции. Я был бы не против, если бы зданию вернули первоначальное белоснежное лицо. С другой стороны, возможно, при этом потеряется фактурность столь любимого Наумовым жигулёвского камня. В любом случае, оставлять покраску в нынешнем виде совсем некрасиво.

Полуреконструкция


Реконструкция этого памятника федерального значения тянется уже пятнадцать лет. Когда она закончится? Тайна сия покрыта мраком денежных потоков из городского и областного бюджетов. Но жизненный опыт мне подсказывает, что случится это не скоро. Вряд ли раньше, чем откроется злополучная станция метро "Алабинская".

Например, в 2005 году строители занимались реконструкцией лепнины.



Кое-что действительно восстановили. Правда, как мы видим, далеко не всё. Например, до сих пор отсутствуют вазоны на крыше.

Не совсем понятна судьба одного из самых интересных элементов дома — фамильного герба Наумова, находящегося под крышей по центру здания. Место, где он был хорошо заметно.

Александр Николаевич собственноручно вытёсывал его из жигулёвского камня. Судя по мемуарам, герб был самой ценимой хозяином частью особняка: "Но никто, надо думать, еще не стер того изображения "Наумовского" герба, в виде щита с оленем и тремя стрелами, которое, вероятно, красуется и поныне на самой вышке фасада, в центре верхней каменной балюстрады..."
Рискну предположить, что герб не "красуется и поныне" благодаря реконструкции здания 1936 года, когда особняк переделывали под Дворец пионеров.

В целом же фасад, с которого совсем недавно сняли "леса", находится в довольно пристойном состоянии.



Поражает своим величием балкон, с которого чета Наумовых любовалась на волжские просторы и село Рождествено, откуда и был привезён "жигулёвский камень".

На этом же балконе хозяин особняка чуть было не лишился жизни в 1905 году. Из мемуаров:

"Не успел я встать у одной из боковых колонн, как послышались из соседнего Струковского сада один за другим три выстрела. Пули просвистели мимо меня. Я отошел, перекрестился, вернулся к своим ребятишкам и с особой радостью поднял с ними забавную возню. Могло бы быть хуже!"

Впрочем, разного рода революционные элементы не любили Наумова вполне заслуженно. Он был одним из самых радикальных самарских деятелей, участвовавших в подавлении революции 1905-1907 годов.



Из этих ворот выезжал на карете кучер Наумова Кузьма. Прозвище у Кузьмы было вполне представительное — Соловей-Разбойник. Через эти же ворота мы зайдём во двор особняка, чтобы осмотреть его оттуда и ознакомиться с надворными постройками.

Кстати говоря, Соловей-Разбойник, как и его работодатель, не очень-то любил революционеров. Представители кучерской организации вызвали Кузьму на заседание рабочего трибунала. Там Соловей выступил с довольно возмутительными с точки зрения организаторов сходки речами. Например, Кузьма заявил, что "таких харчей, как он получает у своего "барина" никто из них не едал и во век не отведает". Коллеги хотели навешать Соловью тумаков, но солидный детина дал им отпор. Их он "легко под себя подмял и затем гордо покинул "профессиональное заседание"".

Но пройдём за ворота...



Как можно убедиться, за пределами фасада с лепниной далеко не всё так гладко.



Кстати говоря, мне показалось, что эта труба приделана позже. Вряд ли такой монстр от архитектуры как Щербачёв мог бы приделать к зданию такую диссонирующую конструкцию.



В окнах зимнего сада обнаружены вездесущие стеклопакеты. Вряд ли такой подход к делу можно назвать реставрацией. Это просто ремонт.



Часть особняка во дворе. Глядя на неё можно представить как выглядел выкрашенный в розовый цвет фасад.

Простой самарский дворик


Похоже, что до наших дней сохранились далеко не все надворные постройки. И совершенно определённо можно сказать, что садик, находившийся во дворе утрачен бесследно. Здесь росли японские клёны, пихточки и розы, а в центре находился фонтан.



Единственное, что осталось от садика — это искусственный грот. Трудно определить на глаз, что именно за постройка находится за гротом.

Из мемуаров известно, что на дворе находились: помещение для электрической станции, прачечная с сушильней, коровник, сеновал и курятник. Здание на фотографии должно быть чем-то из вышеперечисленного. Остальные постройки, описанные в мемуарах опознаны.



В двухэтажном здании располагались квартиры для заведующего дома и прочих служащих особняка. Здесь же жил и Соловей-Разбойник.



А это конюшни. Сейчас в них стоят техногенные преемники лошадей — карты.

Вместо эпилога


В своём особняке Александр Николаевич Наумов прожил с 1905 по 1915 годы. Затем он перебрался в Петроград, где работал ни много ни мало министром сельского хозяйства.



Фото первого хозяина особняка

В январе 1917 года Наумов продал свой дом председателю военно-промышленного комитета Самары, крупному купцу и коммерции советнику Владимиру Николаевичу Башкирову. Нужно заметить, весьма своевременное решение. Похоже, у Наумова было отличное чутьё.

Правда сумма сделки в 5000 рублей была относительно скромной. Это почти втрое меньшая сумма, чем та в которую обошлась постройка этого дома.



Бронзовый портрет первого владельца особняка появился у входа в апреле этого года. Явно видно, что он делался по уже показанной фотографии.

Сохранились на особняке и более древние металлические детали.



Флагодержатели-драконы. Раньше я думал, что это орлы. Но имперским орлам явно бы не поздоровилось при реконструкции особняка в 1936 году.

Хочется надеяться, что вскоре удасться осмотреть и внутренние интерьеры особняка, которые не менее интересны, чем его фасад и двор. Немало о них сказано и в мемуарах первого хозяина дома. Чего только стоят строки о том, что первая гостиная была оформлена в стиле Людовика XV, а вторая — Людовика XVI...

В целом же можно сказать, что этому памятнику архитектуры федерального значения очень повезло. В отличии от многих других таких памятников, у дома есть хозяева и реконструкция хоть и не на скоростях "Формулы I", но всё же двигается к финишу.

Архивные фото взяты отсюда.
Tags: 9. РЕТРОСПЕКТИВИЗМ, 9.1 - "неоклассицизм", Самара
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments